Нарисованное сердце

Тема

Бек Фархад

Фархад Бек

Место действия - часовая мастерская.

Действующие лица:

МАСТЕР - мужчина 75 лет

ПЕРВЫЙ КЛИЕНТ - мужчина 35 лет, военный

ВТОРОЙ КЛИЕНТ - девушка 23 лет

ТРЕТИЙ КЛИЕНТ - женщина 40 лет, парикмахер

ЧЕТВЕРТЫЙ КЛИЕНТ - молодой человек

СОСЕД ЧЕТВЕРТОГО КЛИЕНТА - немолодой, неопрятный мужчина

ПЯТЫЙ КЛИЕНТ

Слышен ход часов

Мастер: Вы слышите, как бежит время? Раньше у него не было голоса. Солнечные и песочные часы были безмолвны и степенны, пока в семнадцатом веке один голландский ученый не изобрел механизм, который днем и ночью мог отмерять то, что нельзя увидеть, потрогать и даже услышать. Этот механизм был небольшим, ужасно суетливым и помимо всего издавал странный звук. Теперь современный человек знает, как звучит время и даже не подозревает, что когда-то оно было безмолвно.

Я работаю часовщиком уже пятьдесят лет, но не перестаю удивляться этому изобретению. Портрет Христиана Гюйгенса в мастерской повесил мой предшественник и всегда, когда ему задавали вопрос "Это Людовик четырнадцатый?" он жутко обижался и ворчал себе под нос какие-то непонятные слова, значение которых знал только он, потому как был последним, кто еще умел говорить на языке южных леков.

Я был тогда молод и посмеивался над его ворчливостью, подмигивая клиентам, - "мол не обращайте на него внимания". Я даже умудрялся его жалеть, мне почему-то казалось, что жизнь его не удалась, а мысль о том, что и мне придется провести в этой маленькой мастерской всю жизнь, в моей голове никак не укладывалась. Помню, как однажды меня бросила любимая девушка. Перспектива стать женой часовщика ей показалась слишком скучной и в один прекрасный день, она исчезла из моей жизни, оставив после себя пустоту, которую я поспешил наполнить обидой и злобой на самого себя и свою судьбу. Я даже бросил свое ремесло и попытался найти работу попрестижней, но все мои попытки не увенчались успехом. Жизнь лишь потрепала меня, а затем поставила на место. И я в отчаянье вернулся в мастерскую, сел за рабочий стол и сильно заплакал. Это наверное был последний раз в моей жизни, когда я плакал так искренно, по-детски, не стыдясь собственных слез. Мне казалось тогда, что жизнь прошла мимо, и что нет места более ненавистного моему сердцу, чем эта маленькая тесная комнатка.

Да, теперь это все кажется смешным, но тогда... тогда я еще умел любить и ненавидеть, радоваться и грустить по-настоящему, переживать все с неисчерпаемой силой и до безобразия искренно.

Телефонный звонок

Мастер: - Извините я сейчас

Женский голос: - Алло! Здравствуйте! Скажите пожалуйста, когда отходит автобус на Пятигорск?

Мастер: - Вы ошиблись номером.

Женский голос: - Это не автовокзал?

Мастер: - Нет.

Женский голос: - Ну, извините.

Отбойные гудки

Мастер: - Что поделаешь, этот номер лишь на одну цифру отличается от номера автовокзала и уже тридцать лет мне хоть один раз в день, но задают этот вопрос: "Вы не подскажите...?". Когда я был молод, то частенько проказничал, называл время отбытия автобуса и даже принимал заказы на билеты, но однажды по иронии судьбы отправил себя самого на автовокзал в два часа ночи. Я должен был уезжать, а билеты должен был купить мой друг. Он в свою очередь поручил это своему младшему брату, а тот решил заказать их по телефону. Только когда я уже стоял на автовокзале и слушал, как мой друг посылает изощренные проклятия в адрес того, кто так зло над нами пошутил, я наконец-то вспомнил, что "принимал" сегодня заказ на два билета в Тбилиси. В начале мне стало смешно, а потом очень стыдно, я все боялся, что мой друг может догадаться кто виновник наших злоключений.

Скрип двери и звон колокольчика.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора