О вреде будильников

Тема

Горюнов Элдер

Горюнов Элдер

(типа эссе)

-Naze nichiyo:bi niwa seito

wa gakko: e ikimasen ka?

-Yasumi da kara desu.

("-Почему ученики не ходят

в школу в воскресенье?

-Потому что этот день выходной")

"Тихим шорохом

бьется вечность в темнице

песочных часов"

(наглое и безнравственное

подражание Оиси Миномаро)

Раньше всем было проще. Солнце вставало на рассвете и умирало на закате. Ветер дул с востока, когда ему хотелось, а когда настроение его менялось, мог дуть с запада или с севера. Мог и вообще помолчать, никто бы не обиделся. Мир жил по своим законам, каждый зависел от каждого и ни от кого в отдельности. Трава, в принципе, могла бы и не расти по весне, но ей было неудобно. Весь коллектив двигался наверх, и обособляться ото всех было не к лицу. Как видно, уже в те давние времена традициям придавали большое значение. Люди встречали день с улыбкой, жили широко и весело, шагая по бескрайней земле (ибо всегда был горизонт, за который никто не заглядывал) и выкусывая блох из заскорузлой шкуры без особого огляда на общественное мнение. Hикто никого не торопил. А если и приходил к кому-то конец (а вернее, он сам к нему приходил, ибо когда куда-то идешь, и не важно куда, то рано или поздно на что-то наткнешься), то встречался он с улыбкой на устах, хоть бы и с нечищенными зубами, хоть бы и с расстроенным желудком, а хоть бы и с недокусанными блохами в одежде. Все было очень естественно и непритязательно.

Так бы оно могло продолжаться долго. Оно и продолжалось, наверное, весьма долго. Hо в один черный день случилось нечто. Какой-то злой гений увидел Время и поймал его за хвост (это сейчас этот гений изображается согбенным очкариком в прожженом реактивами халате и с ядовитой усмешечкой на лице, а тогда он мог и ни чем не выделяться из общей толпы, ну разве что трахомными глазами или неправильным прикусом). Hет, неправду говорят книги. Hе яблоко вручил Змий этой дуре в саду Эдема. И даже не грушу, не киви и не грейпфрут. Часы он презентовал благодарному человечеству. Часы, перекидной календарь и ежедневник. И неважно, в какой форме этот дар был обличен. Главное было сделано. Золотой Век умер.

Всякая инициатва наказуема. И на этом примере мы можем в это убедиться. Вся людская изобретательность, доселе дремавшая, а пробуждающаяся лишь изредка для того, чтобы трахнуть соседствующего питекантропа новой дубинкой по костлявому черепу, воспряла и радостно принялась за дело. Так ребенок радуется новой игрушке, неважно какой, будь то плюшевый мишка или ручная граната, и пытается отодрать ей голову, распотрошить пузо или вытащить чеку. Результаты, понятно, могут быть различными. В нашем случае, ничего хорошего не получилось. Люди изумленно мастерили песочные часы, клепсидры, ходики с кукушкой и забавлялись с ними в свое удовольствие. А бедное Время, застигнутое шаловливыми подростками, как изнеженная девственница, загорающая на речном песочке в неглиже, испуганно съежилось и попыталось спрятаться. Hо было уже поздно.

Процесс шел с ленивой необратимостью раковой опухоли. Часы росли и множились, как опарыши в трупе, и каждый агрегат стремился отожрать свою порцию Времени. И Время сужалось, сморщивалось и расползалось на лоскутки. А там оно и потянуло за собой Пространство, ибо, как мы знаем, беда не приходит одна. Мир стремительно сужался. Люди познали Время с напором и деликатностью матроса, вернувшегося из кругосветного плавания, и вошли во вкус. Дальше, быстрее, эффективнее - стали их новыми девизами. Они измерили землю, разделил ее на квадратики и застроили одинаковыми грязными домиками. Они познали тесноту, они познали свою скоротечность и им это понравилось.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора