Джуроб

Тема

Наседкин Николай

Николай Наседкин

(JUROB)

Сцены виртуальной жизни в 20-ти гликах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Николай Насонкин, "чайник"; 25 лет.

Анна, его жена; 25 лет.

Джулия Робертс, голливудская суперзвезда; 22-32 года.

Аркадий Телятников, поэт; 60 лет.

Вован Скотников, брат Анны; 20 лет.

Снежана Миловидова, редактор университетского издательства (коллега Насонкина); ей под 30.

Бомж, Бомжиха, Продавщица, Официант, Белобрысая девушка и другие жители города Баранова.

Глик первый

Однокомнатная квартира Насонкиных. Компьютер на отдельном столике (рядом - обложка журнала с портретом Джулии Робертс), телевизор, стеллажи с книгами, стол, стулья, кресла и пр. Насонкин сидит перед компьютером, смотрит зачарованно на экран, то и дело кликает мышкой. На мониторе один за другим появляются изображения Джулии Робертс. Разворачивается к зрителям (кресло с высокой спинкой, вертящееся, на колёсиках).

Насонкин. Я, конечно, - сумасшедший. Пусть! Тем и лучше - хоть какое-то объяснение... (Трёт ожесточённо лоб) Впрочем, надо попытаться с начала - ab ovo. Иначе даже чёрт ничего не поймёт. Да и самому надо всё разложить по полочкам, разобраться-вдуматься - может, всё не так дико и фантастично, как мне мнится-кажется?

А началось всё 6-го марта 98-го года - уж это я запомнил твёрдо. Я впервые увидел тогда "Красотку". Да, да! Раньше, до этого я никогда и ничего  не слышал об этом фильме. Вот что значит не иметь в доме видака и полностью зависеть от телеящика, от наружной общей антенны, которая ловит только первый и второй каналы. Больше того, я даже имя Джулии Робертс до того дня практически не знал, не слышал. Ну, что делать - лох! Одним словом, когда в телеанонсе накануне я услышал, что, дескать, завтра, в пятницу, будет крутиться знаменитый фильм-блокбастер с самой известной и неподражаемой звездой Голливуда Джулией Робертс в главной роли - я принял это, естественно, за обычный рекламный трёп. Представить дико: я вовсе и не собирался смотреть этот так нагло рекламируемый, как тогда думал, фильмец!

День 6-е марта был дурацким, нервомотательным днём. (Пересаживается за большой стол) Лил-хлюпал за окном нескончаемый дождь, я на работе читал-редактировать пухлый кирпич кандидатской диссертации аспиранта со спортфака (берёт лист бумаги, читает): "...круглый полуприсед дугой внутрь, выкрут мяча наружу, разноименный поворот на 360 градусов и передать мяч за спиной в левую руку с вывертом обратной плоскости ладони..." Бр-р-р!.. Я вылизывал-редактировал этот физкульт-бред целую неделю, автор торопил-подгонял меня каждодневными звонками - это было первое моё серьёзное задание в издательстве, и я вымотался донельзя. Когда в полседьмого вечера я очутился дома, заляпанный по пояс грязью и по самое горло делами-заботами, то вспомнил, что Анне-то своей я так и не купил даже букетика мимоз и теперь придётся выбираться за ним под дождь завтра, в самый канун праздника. Чтоб все эти дурацкие праздники провалились куда-нибудь на фиг!..

Без скандала не обошлось: Анне Иоанновне моей не понравилось, что я "размочился" до ужина, что добавлял во время оного.

Пересаживается в кресло к телевизору. Появляется Анна, устраивается с вязанием на втором кресле. Насонкин отхлёбывает из банки какую-то гадость джин с тоником или водку с клюквой.

Анна. Не нахлебался ещё? Деньги лишние завелись?

Насонкин. Анна Иоанновна (В сторону зрителей: Терпеть не может, когда я так её зову!)... Анна Иоанновна, это ж я из уважения к вам, к бабам-с! Я за вас готов пить всегда и везде, не дожидаясь пошлых поводов! Что касаемо растрат, то я уже второй месяц, как вам известно, зарплату получаю и впредь надеюсь получать, так что - неужто не прорвёмся?

Анна. Зарпла-а-ату...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке