В защиту фантастики

Тема

Калинин Виталий , Александр

Калинин В.В., Калинин А.В.

Тезисы доклада

Фантастика не воспринимается всерьез. Вместе с детективом и приключенческой литературой фантастика полагается второсортным чтивом, она охвачена кольцом презрения, окружена непроходимой границей, обособляющей ее от литературы глубокой и серьезной - классической.

На лотках фантастика - примета времени - разбросана среди изданий, которые мало-мальски интеллигентный человек никогда не поставит себе на полку.

Приобретать фантастику - все равно, что скупать сборники анекдотов. Фантастический роман можно взять в дорогу или скоротать им время в метро, но судьба такой книги - валяться в урне после прочтения. Так считает большая часть читающей публики. Интересно, что подобное отношение не дифференцировано. В глазах обывателя нет особой разницы между творчеством Лема или Головачева, эти авторы воспринимаются просто как модные, наиболее известные представители сомнительного направления.

Подобного мнения придерживется и "официальная" литература. "Толстые" журналы считают ниже своего достоинства обращать внимание на фантастику. В "Новом мире" писали о Стругацких - этакое небрежное похлопывание по плечу.

Итак, коллеги, фантастика скомпроментирована.

Трудно сказать, когда успело сформироваться такое отношение к нашему любимому жанру. Очевидно, что не сегодня.

В чем же дело? Может быть, причина тривиальна: художественный уровень фантастической литературы низок?

Не следует напрочь отбрасывать эту возможность. Возможно, что фантастика (не по отдельным образцам, а "в среднем", по массиву изданий под грифом "фантастика") примитивнее, слабее реалистической литературы.

Кто виноват?

Безусловно, виновны те, чьими усилиями под маской фантастики выходят книги, являющиеся не литературой, а литературным аналогом шоу-бизнеса. Авторы-"килобайтники", халтурщики, тискающие роман за романом. Рисовальщики пестрых обложек, из-за которых книгу порой неловко взять в руки. Издатели, гонящиеся за прибылью и развращающие молодых авторов. Коробейники-оптовики, возящие _серии_.

И все же КПД их деятельности невелик, и не из-за них народ предпочитает нести с базара "милорда глупого".

Ведь есть другая часть читателей, для которых фантастика - магическое слово, пароль. Именно в фантастике они находят образцы глубокой философии и пронзительной прозы.

Таких читателей немало. Еще не так давно любое фантастическое издание мгновенно сметалось с прилавков, превращалось в библиографическую редкость. Станислав Лем вспоминает, что во время приезда в СССР он был ошеломлен популярностью, которой пользовался в среде научно-технической интеллигенции: физики с мировым именем спешили засвидетельствовать ему свое почтение.

Что бы ни говорили, место фантастики на ленте времени - XX век. Фантастика подобна двум другим детям столетия - джазу и рок-н-ролу, и их отношения с "классической" музыкой похожи на проблему "фантастика - большая литература".

* * *

Стоит ли сотый раз защищать фантастику от нападок со стороны большой литературы? Следует ли добиваться всеобщего признания фантастики и дарования ей полноценых гражданских прав в культурном империи? Или мудрее отделаться прерывистым вздохом: "против глупости... сами боги...бессильны"?

Что бы мы не ответили на наш вопрос, все равно выступления в защиту фантастики будут продолжаться. Как писал Блез Паскаль:" Чем бы не обладал человек на земле...он все-таки не доволен, если не пользуется почетом. Он настолько уважает разум человека, что чувствует себя неудовлетворенным, если не занимает выгодного места в умах людей".

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке