В тихом парке (3 стр.)

Тема

- Подумаешь, один кубометр у бесконечности. Никто бы и не заметил.

- Конечно, никто бы не заметил. Только наш профессор заявил, что мы не имеем права так бесхозяйственно обращаться с бесконечностью. Пришлось раскручивать пространство вручную, вот мы и крутили до вечера. Хорошо, что потом Бинель нашла в утиле старый мезодатчик.

- Значит, Бинель тоже... раскручивала...

- Разумеется. Она же наш мезопрограммист.

- Так я и знала...

- Послушай... ты не права. Мы с ней работаем вместе и только...

Она отвернулась. Он беспокойно задвигался на скамейке.

- Я же тебе верю... - сказал он. - Я не спрашиваю, с кем ты тогда была в автомате. Что это за молодой человек?

- Это... это не молодой человек. Это мой отец.

. - Вот как? Я думал, у тебя нет отца.

- Он недавно вернулся из экспедиции к Большой Медведице.

- Сколько же времени его не было?

- Восемнадцать земных лет.

- Он такой молодой.

- Они летели на субсветовой скорости. Сейчас он моложе меня на один год.

Легкий, но холодный ветерок - настоящий, далекий гость с семидесятой параллели - проник за деревья, зашелестел искусственными листьями.

На ней было легкое платье без рукавов. Она невольно поежилась.

- Тебе холодно?

- Немножко. Мама говорит, что у меня плохо усваивается витамин группы "В", поэтому нечетко работает центр теплорегуляции, и я мерзну чаще других.

Он продолжал беспокоиться.

- На самом деле, холодный ветер. Не понимаю, почему здесь не устроили би-поле над скамейками, для микроклимата.

- Вероятно, много потребуется энергии.

- Подумаешь, над каждой скамейкой полусфера в десять квадратов. По восемь на десять в пятой джоулей на квадрат.

- Ты забываешь про деревья, их тоже придется накрывать би-полем.

Тут он наконец вспомнил про свою куртку. Снял ее, накинул на ее плечи.

- Спасибо,- сказала она.- А ты?

- Мне не холодно.

Но он подвинулся ближе, она прижалась к его плечу, и они закрылись вместе одной полой и притихли.

Ее щека коснулась его щеки. Время остановилось для него, как останавливалось оно в днполяторе, когда свертывали пространство. Ему хотелось сидеть так вечно...

Она думала о другом и спросила: - Ты меня любишь?

- Что? - переспросил он.- Ах, ты в том смысле?.. Кажется, люблю.

- Почему - кажется?

Он замялся.

- Ну... это слово, как я помню, выражает общее состояние...

Она нетерпеливо завозилась у его плеча.

- Вот и вырази свое общее состояние.

- Я не знаю, как сказать.

- Ты же читаешь художественную литературу.

- Там нет таких слов. Разве только в старинных романах. Но кто же сейчас говорит теми словами.

Она вздохнула легонько.

- Старинными словами тебе говорить не хочется. А своих у тебя нет. Мне так захотелось, чтобы ты сказал какие-нибудь старые слова.

- Зачем?

- Не знаю,- сказала она грустно.- Наверное, такие слова приятно слышать...

Он разволновался, задвигался, растерянно поморгал.

- Хорошо! Я скажу. Подожди, сейчас...- он помедлил, потом заговорил быстро и сбивчиво: - Мне всегда скучно без тебя... всегда трудно без тебя... Я всегда хочу тебя видеть. Я, кажется...

- Кажется...

- Нет, просто... я не хочу без тебя жить!.. Хорошо?

- Хорошо,- сказала она и улыбнулась чуть. - Почти так же, как у Диккенса...

Незаметные в темноте, по соседней аллее прошли два робота.

РТ-120 шагал методично и размеренно, каждый шаг его был равен метру и делал он один шаг в секунду.

ЭФА-3 была ниже его, зато ножки ее двигались быстрее, и она не отставала от своего спутника.

Она остановилась первая.

Повернула в сторону сидящих на скамейке хорошенькие решетчатые ушки очень похожие на кухонные шумовки, но ничего не поняла.

- Ты слышишь, что они говорят?

Слуховые локаторы РТ-120 были несравнимо чувствительнее. Он отрегулировал усиление и без труда разобрал все слова.

- Он сказал, что, кажется, любит ее.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке