Мы идем на Кубу

Тема

Коржиков Виталий

Виталий Титович Коржиков

Две повести ("Мы идём на Кубу" и "Волны словно кенгуру") о плавании советских моряков в дальние страны на Кубу, в Японию, Америку, Индию, о встречах с интересными людьми, о морских приключениях, участником которых был сам автор.

КАРТЫ

Я и штурман шагали в пароходство. За навигационными картами. Без этих карт в плавание не пустишься. По ним штурманы в океане прокладывают маршрут, путь проверяют.

Весело. Весна. Сопки над городом светятся зеленью. Пушистые, словно только что проросли из-под земли.

Идём, поглядываем в сверкающие витрины на своё отражение. Витрины подмигивают: сразу видно, люди на Кубу отправляются. И небо морем пропахло, а за пятками, кажется, шелестят волны: скорей, скорей! Сейчас получим карты - и в море.

Штурман вошёл в пароходство, а я задержался на улице: купить значки. Кубинцам в подарок.

Подошёл к киоску, в котором сидела старушка, а за стеклом сверкали десятки значков. С одного смотрел маленький Ленин, на другом значке пролетал спутник, на третьем - футболист бил ногой по мячу. Подал я киоскёрше деньги, говорю:

- Полсотни значков. Самых лучших!

- Сколько? - удивилась старушка.

- Полсотни, - повторил я. - Мне для кубинцев.

- А-а, - заулыбалась она и стала заворачивать покупку в бумагу. - Ну, и мой подарок тогда прихватите!

Отколола от своей жакетки значок. На нём светилась сопка, по синему морю плыл белый пароходик. А внизу поблёскивали буквы: "Владивосток". Завернула его вместе со всеми значками и кивнула мне:

- Счастливого плавания!

Иду я к пароходству, словно ветерок подгоняет. Кажется, сейчас буду прикалывать кубинцам значки. Даже смуглые лица вижу перед собой. Словно уже на Кубу попал. Сейчас заберём карты и - прощай, Владивосток!

Я взбежал по лестнице, отворил дверь в навигационный отдел, а там уже сотни карт приготовлены, в рулоны свёрнуты. Ну и ну! Неужели всё это нам?

Нагрузились мы и пошли. Целые океаны под мышками несём! Миновали всего квартал, а у меня уже лоб повлажнел и в глазах волны загуляли. Пришлось отдохнуть.

Тут-то я и почувствовал: далеко ещё до Кубы. Пока карты несёшь, и то пот прошибает. А попробуй-ка океан переплыви!

РУССКИЙ ЛЕС

Наконец-то наш пароход заговорил! Над трубой развевался клуб пара и летело: бу-у-у! На Кубу-у-у!

Мы выбирали толстый буксирный трос. Мокрый конец скользил, едва не вырываясь из рук.

- Быстрей шевелись! - покрикивал боцман.

- Раз, два - взяли! - дружно кричали мы и тянули трос изо всех сил.

Но вот на палубу улёгся последний виток. Пароход вдыхал летящий морской ветер, трубил и выходил в открытое море, навстречу непроглядной ночи.

- Баста, теперь можно спать! - сказал боцман и сбросил рукавицы.

Я скинул робу, поплескался в душе и отправился в каюту. Мимо иллюминатора шелестели волны, встречный ветер надувал шторку, как парус.

Я забрался на койку, отвернулся к переборке. Попробовал уснуть, но не смог - всё казалось мне, что рядом покачиваются пальмы, слышится чужой говор. Лежу и не верю, что это я через океан на Кубу плыву.

Вдруг что-то ударилось о стекло, затрепыхалось и как закричит: "Чив-чив!" Я вскочил, высунулся в иллюминатор. Прямо за бортом в луче света носилась птица. На неё замахивались волны, били брызгами. А ветер заламывал ей крылья.

Но вот птица извернулась и уселась на трубу вентилятора против меня. Села, встряхнулась и склонила набок голову. Клюв крепкий, чуть изогнутый, и лапки короткие. Неужто кедровка? Как же её занесло сюда? Ведь живёт-то она в тайге, лущит кедровые орехи, там ей и дом и столовая. А зачем в море забралась? Куда плывёт? Пожелал я ей счастливого плавания и улёгся спать.

Утром я вышел на палубу и зажмурился от света.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке