Вселенная довольно бесконечна (фрагмент)

Тема

Нефф Онджей

Ондржей Нефф

Фантастическая повесть

(Фрагмент)

Где-то в начале февраля Совет решил послать коммодора Фукуду в далекий космос - за пределы шести тысяч парсеков. Надо взглянуть на календарь, чтобы выяснить, какой это был день недели. Запомнилось, что в тот день противно моросил дождь и Милушка, моя жена, была в отвратительном настроении. Когда я сообщил ей новость, она заметила:

- Значит, опять будешь отсутствовать пять недель, и все домашнее хозяйство останется на мне.

- Никто не говорил, что именно мы будем прикрывать Фукуду.

- Рассказывай! Не надо из меня делать дурочку. Будто я не знаю! Фукуда первым пересечет границу шести тысяч парсеков! Трепещи, планета! А уж ликования-то будет! И чтобы ваша команда профиков упустила такой шанс? - Она говорила зло, язвительно, будто "профик" - бог весть какое ругательство. Конечно, если откровенно, то раньше так оно и было. Лет шесть назад Сеть располагала дюжиной репортерских групп. У некоторых был номер, у других прозвища: Бродяги, Мерзляки, Неудачники, Оранжады и т.п. Мы долгое время работали в качестве Выездной группы информационного пластивидения № 8, пока кто-то не обозвал нас Профкомандой. В том смысле, что нам море по колено и куда всем до нас. Мы сначала выходили из себя. Ярда Боухач - наш осветитель - ходил весь в синяках и шишках, так как был скор на расправу, но ведь не каждый реагирует на оскорбление так прямолинейно. Когда о кличке узнал Ирка Ламач, наш режиссер, то привел всю нашу компанию к себе в кабинет и произнес речь:

- Что-то нас стали называть Профкомандой. Ага, и вы в курсе. У Ярды под глазом монокль, Ирина вся зареванная. Напудри нос, да поскорей, на тебя смотреть страшно! Так вот что я вам скажу, уважаемые: мы действительно Профкоманда!

Он, конечно, комедию перед нами ломал, но умело. Делал многозначительную паузу, впиваясь в каждого пронзительным взглядом, пока тот не опускал голову. И так по очереди. Хоть глаза у Ламача были невыразительные, серо-голубые, будто выцветшие.

- А я сегодня уже троим съездил по физиономии из-за Профкоманды, заметил Ярда Боухач.

- Ярда прав, - всхлипнула Ирина Попеляржова, наш гример, - подам заявление по собственному желанию и перейду в дамскую парикмахерскую! Чтобы в моем возрасте такое выслушивать?

- Успокойся, Иринка, и я бы с радостью ушла, но какой в этом смысл? возразила Люда Мисаржова, звукорежиссер. Все что-то говорили наперебой, но тут Ирка Ламач снова взял слово:

- Зайдем с другой стороны. Почему Двадцать восьмая галактическая отвергла Щеголей, а коммодор Свен Хильструп лично просил Совет послать с ним нас?

- Потому что Щеголи опозорились на планете Фиолетовых призраков, ответил Ондра Буриан.

- Верно. Полетели мы, и успех был такой, что через три месяца после возвращения об этом еще говорили. Дальше: когда коммодор Йован увяз на планете Кипящего ила, и Неудачники утопили вдобавок всю телеаппаратуру, кого позвали на помощь?

- Нас, - сказала пластик Эва Элефриаду. - Зрители получили пластическое изображение на экранах, квадрозвук и впридачу запись запахов.

- Позвали нас, - повторил Ирка Ламач, - и так можно еще долго вспоминать. Мы работали на планете Умертвляющего тумана. Наша команда довезла экспедицию в туманность Шутовского смеха. Все отказались от планеты Фантомов, а мы скоренько собрали чемоданы, и в результате?..

- Блестящий успех, - хором ответило несколько голосов.

- Так разве мы не заслужили название Профкоманды?

Мы молчали, а режиссер продолжал:

- Почему нас назвали Профкомандой, а не Пачкунами, Жлобами, Обжорами, Пронырами, Занудами или как-то еще? Я вам объясню.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке