Лисий сон

Тема

Сун-лин Пу

Пу Сун-лин

Мой приятель Би И-ань был человек решительный, ни с кем не считавшийся, смелый, своевольный и самодовольный. С виду он был тучный, весь оброс волосами. Имя его среди ученых того времени было известно.

Как-то раз он поехал по делам в имение к своему дяде губернатору и расположился там на ночлег во втором этаже дома, в котором, как рассказывали, всегда жило много лисиц. Би часто читал повесть о "Синем Фениксе" и всякий раз уносился в тот мир, всей душой досадуя, что с ним ни разу этого не случалось. Поэтому, очутившись здесь, на этой вышке, он настроил соответствующим образом свои мысли, сосредоточил все свое воображение, а затем пошел к себе спать. Солнце уже склонялось к закату. Дело было летом. Стояла жаркая и душная погода. Он лег против двери и заснул. Во сне ему показалось, что кто-то его будит. Проснулся, оглянулся - видит, стоит какая-то женщина, в возрасте, как говорил Конфуций, когда уже "не колеблются" (имеется в виду 40 лет), но сохранившая еще одухотворенное изящество. Би в испуге вскочил, спросил ее, кто она, зачем здесь...

- Я - лисица, - отвечала она смеясь. - Тронута вашим глубоким желанием, которое принимаю.

Би слушал и восхищался. Стал шутить и острить. Женщина говорила ему, улыбаясь:

- Мои годы уже порядочно возросли. Если я и не возбуждаю в ком-нибудь отвращения к себе, то все-таки сама первая постыжусь и остановлюсь. А вот у меня есть дочка, только-только начинающая делать прическу, - может быть, она прислужит вам, подав помыться и причесаться. На следующую ночь не пускайте к себе никого, и мы придем. - Сказала и ушла.

Наступила ночь. Би закурил благовонные свечи, уселся и стал поджидать. Действительно, женщина явилась, ведя за руку девушку, у которой все манеры и наружность были столь грациозны и столь очаровательны, что весь мир обойди не сыщешь ничего подобного.

- Господин Би, - обратилась к ней женщина, - имеет с тобой давно определенную судьбу, и ты должна остаться здесь. Возвращайся завтра пораньше нечего быть жадной до спанья!..

Би взял девушку за руку и повел под полог, где насладился ею сполна в любовном ликовании. Когда дело было сделано, девушка, смеясь, сказала:

- Какой ты жирный, неуклюжий, тяжелый - нет сил вынести!

Еще не рассвело, а она уже ушла. К вечеру сама явилась и сказала:

- Сестры хотят поздравить меня с женихом. Может быть, соблаговолишь завтра пойти к ним вместе со мной?

Би спросил, куда это. Она сказала, что старшая сестра устраивает угощение недалеко отсюда. Би и в самом деле принялся ждать ее, но она долго не приходила. Все тело его понемногу устало, и он уже прикорнул было к подушке, как вдруг дева вошла к нему и сказала:

- Ай, как я заставила тебя долго ждать! Прошу извинения!

Затем взяла его за руку и повела. Пришли они в какое-то место с большими дворами и строениями и сразу направились в главную гостиную. Видят - фонари так и горят, словно звезды. Выходит хозяйка, лет двадцати, в простом наряде, но сама - прелесть. Присела, сделала приветствие, поздравила и стала просить к столу, но вошла служанка и доложила, что приехала вторая барышня. Би видит, как вошла девушка лет восемнадцати-девятнадцати, рассмеялась и сказала сестре:

- Ну, сестрица, ты уже теперь "проломанная тыква". Доволен ли муженек твой?

Сестра ударила ее веером по спине и сурово посмотрела.

- Помню, - продолжала та, - как мы с сестрой, будучи детьми, шутя дрались. Она страшно боялась, когда ей начнут считать ребра, так что, бывало, издали погрозишь ей пальцем, она уже смеется вовсю, ничем не сдержишь, а потом сердится на меня и говорит, что мне придется выйти замуж за принца-карлика.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке