Легковесная принцесса

Тема

Макдональд Джордж

Джордж МакДональд

перевод Светлана Лихачева

1. Как? Мы бездетны?

В стародавние времена, - так давно, что точную дату я уж и не помню, жили-были король с королевой, и не было у них детей.

И сказал себе король: "У всех моих знакомых королев дети есть, - у одной трое, у другой - семеро, а у некоторых так целая дюжина; а вот у моей королевы - ни одного. Ну как тут не почувствуешь себя несправедливо обойденным?" - И он надумал рассердиться на жену по этому поводу. Но жена безропотно сносила все его выходки, как подобает королеве добросердечной и кроткой, - ведь такой она и была. Вот тогда король и впрямь рассвирепел. Но королева делала вид, что все воспринимает как шутку, и к тому же презабавную.

- Почему у тебя нет хотя бы дочки? - возмущался король. - Я уж не говорю про сыновей; многого я не прошу.

- Право же, дорогой король, я очень сожалею, - отвечала королева.

- И это правильно, - фыркал король, - гордиться тут явно нечем!

Впрочем, этот король вовсе не был сварливым брюзгою и в любом менее важном вопросе охотно уступил бы королеве. Здесь, однако, затрагивались интересы государства.

Королева только улыбалась.

- Дамам, знаешь ли, принято потакать, дорогой король, - отвечала она.

Эта во всех отношениях милая королева всем сердцем сожалела, что не может вот так сразу сделать супругу одолжение.

Король попытался стать терпимее, но не слишком-то преуспел. Так что, когда, наконец, королева подарила ему дочку, - а ведь более прелестной принцессы на свет не рождалось! - по чести говоря, он того не заслуживал.

2. Ну, я вам покажу!

Близился день крестин. Король лично, своей рукою, написал приглашения - все до одного. И, уж как водится, про кого-то забыли.

Обычно, если про кого и забывают, это не так уж и важно, - главное, смотрите, не просчитайтесь с выбором. К сожалению, король проявил забывчивость по оплошности, а вовсе не преднамеренно, и так уж вышло, что обойденной оказалась принцесса Мейкемнойт. Получилось страшно неловко: ведь принцесса приходилась королю родной сестрой, и забывать про нее ни в коем случае не следовало. Однако ж встарь она умудрилась так досадить старому королю, их отцу, что тот напрочь позабыл про дочку, составляя завещание; стоит ли удивляться, что брат позабыл про нее, выписывая приглашения? Впрочем, если бедные родственники не склонны напоминать о себе, так значит, сами и виноваты! Король же не всеведущ, откуда ему знать, что происходит на сестринском чердаке, верно?

Старуха-принцесса отличалась характером угрюмым и злопамятным. Складки, порожденные презрением, на лбу и щеках ее пересекались со складками, порожденными брюзгливостью, так что все лицо ее морщинилось, точно сбитое масло. Если и возможно найти оправдание подобной забывчивости со стороны какого бы то ни было монарха, так наш король имел все основания позабыть про сестрицу, даже если речь шла и о крестинах. Выглядела старуха премерзко. Необъятный лоб, размерами не уступающий нижней части лица, нависал над нею, точно каменный выступ обрыва. Когда принцесса злилась, ее маленькие глазки вспыхивали синим. Когда принцессу обуревала ненависть, глазки отсвечивали желто-зеленым огнем. Какой цвет принимали они, когда принцесса проникалась к кому-то любовью, я не знаю, ибо не доводилось мне слышать, чтобы помянутая особа любила кого-нибудь, кроме себя; не думаю, что ей бы удалось и это, если бы к себе самой старуха не попривыкла. Но, позабыв о ней, король поступил крайне неблагоразумно, и вот почему: принцесса была страх как умна.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке