Вода понимания

Тема

Мазова Наталия

Наталия Мазова

Эта история не выдумана мною, а на самом деле

имела место с одним из моих знакомых, который и

поведал ее мне.

Церковь стояла на краю села, на отшибе - главная улица вырывалась из домов, как река из теснины, взбегала на холм и упиралась в двери храма. Светлая и радостная, высилась церковь на зеленой круче, с улыбкой глядя на излучину реки в отдалении и на обступивший холм со всех сторон прозрачный лес (а может быть, просто большую рощу?) И по лесу вилась дорога, дойдя до холма, растекалась на два рукава - ухоженный и укатанный тоже вел к церкви, а широкая тропа, проложенная в те годы, когда церковь стояла в руинах, огибала подножие холма.

Время обедни уже прошло, когда из леса по широкой тропе вышел человек - и остановился, любуясь стройной красотой церкви.

С виду это был обычный городской паренек никак не старше двадцати лет - среднего роста, с вьющимися светлыми волосами, длинными, как у многих современных молодых людей. Лицо его притягивало взгляд не какой-то особенной красотой, а открытым взглядом и доверчивой улыбкой. Белая рубашка, кожаная безрукавка, тесные джинсы, и никаких этих дешевых побрякушек, которые так любит теперь молодежь, не было даже традиционной повязки на голове. За спиной - опять же самый обычный городской кожаный рюкзачок. Единственной деталью, могущей привлечь внимание постороннего, была ореховая палка-посох высотой почти в рост пришельца. Но и она была вполне понятна - при ходьбе юноша заметно прихрамывал.

Он подошел к склону холма, коснулся рукой травы... Белый рукав скатился, открывая, что одно украшение гость все же носил - стальная цепочка-браслет на запястье, и в нее вделана пластинка с изящно выгравированным словом "Rechie". Может быть, это было чье-то имя?

Казалось, что он к чему-то прислушивается. Церковь нависала над ним, устремленная в небо, и он глядел на нее снизу вверх, как и подобает смотреть на подобную красоту, но даже не делал попытки подняться ближе, хотя склон был не так уж крут.

Наконец он снова выпрямился и, по-прежнему опираясь на свой посох, направился в обход церкви к разросшейся на склоне группке деревьев, обступивших невысокую ограду, какими обносят могилы. Но в этой ограде была маленькая часовенка, из подножия которой по каменному желобку сбегала вниз тонкая струйка воды. Единственное дерево, допущенное в оградку - молодая плакучая ива, - осеняло источник зеленым пологом, и один или два длинных тонких листа катились по желобку, подхваченные водой.

Оставив посох снаружи, юноша осторожно вошел в оградку.

- Здравствуй, ива, Тинкино дерево, - произнес он негромко и слегка тронул одну из ветвей, словно пожимая руку друга. Позволь напиться из этого святого родника.

Ива, конечно, не ответила - впрочем, при желании в шелесте ее веток под легким летним ветерком можно было услышать благосклонное "да". Гость из леса опустился на колени перед желобком и, сняв с пояса фляжку, подставил ее под струйку. Пока вода звенела о дно фляжки, он осторожно вел рукой по каменной стенке над родником, словно желая прочитать стертую временем надпись. Наверное, только так это и можно было сделать - годы и непогода долго трудились над сероватым камнем часовенки, и только в самом низу еще можно было разобрать слова "...рабы Божией Анны..."

Фляжка наполнилась, юноша снова привесил ее к поясу и только тогда подставил под ледяную струйку сложенные ковшиком ладони. Пил он не спеша, мелкими глотками, делая это столь же почтительно, как и все остальное. Светлые пряди упали ему на лицо, и он не отводил их...

- Вот он!

- Господи спаси и сохрани!

Юноша резко вскинулся, вода выскользнула из разжатых ладоней.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке