Властелин (Капитан Ульдемир - 3) (2 стр.)

Тема

Так что память моя сработала не сразу, и я успел спросить - по-немецки, разумеется:

- Чем могу служить?

- Не думал, капитан, - проговорил он, продолжая улыбаться, - что встречу тебя именно здесь. Я очень рад.

Только сейчас я сообразил наконец с кем разговариваю.

- Уве-Йорген! - Я почувствовал, как искренняя радость разливается и по моим сосудам. - Старый черт! Я и понятия не имел, что ты записался в баварцы.

- Нет, - сказал Уве-Йорген. - Я тут проездом.

- Откуда и куда? Как ты вообще живешь, чем занимаешься?

Мы уже поднялись на поверхность и теперь неторопливо шли по направлению к Мариенплатц.

- Просто сделал небольшую остановку по пути в Россию - так теперь называется твоя страна? У меня здесь родня. Не близкая, но, когда другой нет, выбирать не приходится.

- Это чудесно, что именно в Россию. Я как раз собираюсь домой. Поедем вместе?

- Нет, - отказался Рыцарь, чем немало меня огорчил. - Теперь я уже не поеду.

- Планы переменились? Или думаешь, что я тебе помешаю?

- Что ты, наоборот. Просто больше нет надобности ехать туда, раз уж я повстречал тебя здесь.

- Что за черт! Так значит, ты ко мне собирался?

- Ты соображаешь по-прежнему довольно быстро.

- Так... - произнес я медленно. - В таком случае я догадываюсь, откуда ты едешь.

- Мастер шлет тебе привет, - сказал он.

Может быть, он ожидал, что я обрадуюсь. Но у меня не получилось. На Мастера я был обижен - глубоко и всерьез. Пожалуй даже, обида - не то слово. Я посмотрел Уве-Йоргену в глаза - и встретил его грустный взгляд.

- Не надо, Ульдемир, - сказал он и даже поднял руку в предостерегающем жесте. - Не объясняй. Я знаю. И глубоко тебе сочувствую.

Но я уже не мог сдержаться.

- Когда он забрал ее, он отнял у меня все! Дьявол, он же понимал, что она для меня значит!

- Я знаю. И он знает. Но она была там очень нужна. И сейчас очень нужна. Весьма напряженные времена, Ульдемир. Кроме того, ты ведь не остался в полном одиночестве. Она родила тебе...

- Если бы не это, - буркнул я, - вряд ли ты застал бы меня в этом мире. Ладно, давай-ка самую малость помолчим.

Я остановился - как бы для того, чтобы полюбоваться выставленным в витрине набором кожаных чемоданов, объемом от атташе-кейса до сундука моей бабушки, но все - одного фасона. Этакая кожаная "матрешка", но отнюдь не бесполезная.

- Ты желаешь купить это? - спросил Рыцарь.

Мои желания тут роли не играли: комплект стоил не дешевле пристойного автомобиля. Однако я не успел объяснить это - да, пожалуй, все равно не стал бы. Не люблю выглядеть бедным родственником.

- Не покупай, - сказал Уве-Йорген. - Сделаешь это в другой раз. (Немцы все-таки страшно наивный народ и не понимают, что у нас, россиян, этого другого раза может и не быть: "Аэрофлот" опять задерет цену - и прощай, Макар, ноги озябли.) На этот случай чемоданы тебе не понадобятся, ибо ехать придется налегке.

- Налегке не получится, - сказал я. - Жаль, что ты раздумал съездить к нам: тогда понял бы, что наши не возвращаются из-за границы налегке. Мы очень заботимся о процветании вашей торговли. Иначе где вы возьмете деньги, чтобы помогать нам?

Кажется, Рыцарь не оценил моей иронии.

- О да, - сказал он, - я представляю себе. Однако ты поедешь не в Россию. Отнюдь.

Мы миновали еще с полдюжины витрин, прежде чем я ответил, собрав в кулак всю свою решимость:

- Никуда я не поеду. Я достаточно стар, чтобы оставаться самим собой вместо того, чтобы переселяться в черт знает чье тело и пускаться в разные авантюры.

- Нет, - возразил он, кажется, не очень удивившись моему отказу. Перевоплощаться не понадобится. На этот раз ты сможешь остаться самим собой.

- На этот раз я останусь самим собой во всем, включая место пребывания. Что мне до неурядиц Вселенной, если у меня забрали... Но что толку повторять, если ты не желаешь понять.

- Я понимаю. - Он произнес это слово протяжно, чуть ли не нараспев.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке