Гибель 4-й роты (2 стр.)

Тема

Начальник, чтобы не поднимать паники, не объяснял всем причины - срочно выдвинул всех людей опять на полустанок, густо рассыпал по полотну цепь и сказал:

- Берсенев, ты надежный парень, лети стрелой с этим пакетом и передай его на батарею в Раменское.

- Я с товарищами в бой хочу, - сказал Берсенев. - Отдай пакет кому-нибудь из обозников, а я когда все в бою, то не хочу от других отставать...

- Берсенев! - крикнул командир. - Не рассуждать, живо, чтобы пакет был доставлен.

Берсенев взял, молча сунул пакет за пазуху и исчез.

Я был при этом разговоре и знал содержание пакета со слов начальника - в нем командир батареи предупреждался, что мы на станции, а банда наступает со стороны рощи.

Полчаса спустя командир второго взвода донес, что трех человек в его взводе не хватает.

Еще десять минут спустя явился сам Берсенев с ребятами. Он вел с собою двух связанных бандитов.

- По дороге захватили, - горделиво сказал Берсенев.

- По дороге? Туда или обратно? - крикнул взволнованно командир роты.

- Конечно, туда... Мы целые полчаса за ними крались, чтобы втихую захватить.

- Берсенев! - крикнул командир роты, побледнев. - Значит, пакет еще у тебя?

- В целости. Не упускать же было бандитов, их для допроса может... И он горделиво посмотрел, ожидая всеобщего одобрения.

Тов. Сырцов выхватил тогда наган и крикнул:

- Негодяй! Ты понимаешь, что ты наделал своим своевольством?

И, вероятно, застрелил бы остолбеневшего Берсенева, как в это мгновение загрохотали выстрелы.

Наша цепь ответила дружным огнем из винтовок и трех пулеметов. Бандиты залегли, началась перестрелка.

Мы были крепко защищены валом насыпи, до нас было нелегко добраться, и вдруг случилось то, что должно было случиться. Наша батарея, не получив уведомления об изменившейся обстановке, убийственными залпами шести орудий забила по полустанку.

Расстреливаемая с фронта бандитами, с фланга - своею же артиллерией, наша цепь не имела никаких сил держаться. В течение двадцати минут половина была уже выведена из строя. Остальные начали беспорядочно отступать на Бакалею. Как раз рассвело. Командир батареи, наблюдая в бинокль, был твердо уверен, что это бандиты отступают к своему гнезду, и открыл заградительный огонь.

Последнее, что я помню, это то, что Берсенев, оказавшийся у меня под боком, вдруг упал.

- Нога прохвачена, - сказал он, стиснув зубы, и потом добавил: - Что я наделал, за что я ребят погубил? - и упал на землю, закрыв [лицо] руками.

Дальше я и сам ничего не помню.

1927

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке