Золотая ловушка

Тема

---------------------------------------------

Луис Ламур

Прошло не менее трех месяцев с тех пор, как Уэзертон выехал из «Лошадиной головы» и только теперь впервые увидел блестки. Поначалу в веерообразном выносе, которым из скалистого кряжа высыпало миллионы тонн песка, попадались лишь одиночные зернышки; крупинки эти казались под лупой шероховатыми и имели слоистое строение, песок и галька не успели их обкатать. Значит, основное месторождение где-то близко. Прежде чем что-нибудь предпринять — так научил его горький опыт, — он уселся и закурил трубку. И все-таки ему никак не удавалось побороть волнение.

По натуре человек рассудительный, Уэзертон за долгие годы успел убедиться, что надежда бывает обманчивой, и все же чутье подсказывало ему, что источник золота где-то наверху, на горе. Можно предположить, конечно, что он находится в выносе, окаймляющем подножие горы, однако, принимая во внимание шероховатость золотых крупинок, он считал, что это мало вероятно.

Основание выноса тянулось приблизительно на полмили, толщина же его составляла сотни футов песка и ила, намытого за долгое время разрушения высокого горного хребта. Высшая точка этого широкого веера располагалась между двумя высокими гранитными скалами, но, разглядывая гору с того места, где сидел, Уэзертон предположил, что сам источник находится значительно выше.

Разбив лагерь возле небольшого ручья к западу от выноса, старатель привязал ослов и стал взбираться вверх по склону. Поднявшись на высоту около двух тысяч футов, он остановился передохнуть и, бросив на лоток пригоршню песка, растряс его, проверив способом «сухого промыва». К его удивлению, даже в этом первом лотке оказалось довольно много зерен золота, так что он продолжал подъем и наконец оказался под гигантским порталом гранитных колонн.

Над этими естественными воротами виднелись еще три более мелких выноса, которые соединялись в самом створе, спускаясь к нижнему, наиболее крупному. Сухая проба двух первых не дала никакого результата, зато когда на лоток попал песок из третьего выноса, там обнаружилось, даже при таком несовершенном методе «промыва», не менее дюжины достаточно крупных зерен.

Верхушка этого выноса лежала в гигантской трещине гранитной скалы, напоминавшей фантастические развалины. Остановившись, чтобы перевести дух, Уэзертон окинул взглядом основание этой скалы и сразу же увидел, что изъеденную трещинами толщу гранита пересекает кварцевая жила, буквально напичканная золотом!

Увязая в песке, он с трудом подобрался поближе и замер на месте. Сердце его бешено колотилось, не столько от трудного подъема и высоты, сколько от волнения — вся в паутине золотых нитей, кварцевая лента имела не менее шести футов в ширину. Он не мог поверить своей удаче, но это было так.

Однако, несмотря на столь многообещающее открытие, какое-то внутреннее чувство, возникшее при виде этой нависшей каменной громады, помешало ему двинуться дальше. В нем заговорила осторожность, и он отступил назад, чтобы еще раз внимательно осмотреться. Чем дольше он смотрел, тем тревожнее становилось у него на душе. Он обошел скалу вокруг, а потом вскарабкался на вершину горы, расположенной позади, чтобы поглядеть на нее сверху. От того, что он увидел, у него сделалось сухо во рту, а по спине забегали мурашки.

Эта гигантская глыба, очевидно, являлась частью значительно более древнего хребта, который на протяжении долгого времени подвергался разрушению с поверхности, испытывая в то же время глубинные толчки и сдвиги, в результате которых скалу вытолкнуло наверх, и она, источенная временем, так и осталась стоять среди более молодых и крепких пиков.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора