Шлессинджер и Киссинджер

Тема

Солженицын Александр И

Александр Солженицын

"Нью-Йорк Таймс", 1 декабря 1975

Никогда не забуду ту боль за Америку (так все называют у нас Соединённые Штаты), то недоумение и разочарование, которое пережили мы, множество бывших солдат Второй мировой войны и бывших советских зэков, при убийстве президента Кеннеди, хуже - при неспособности или нежелании американских судебных органов открыть преступников и объяснить преступление. Такое у нас было ощущение, что сильной, щедрой, великодушной Америке, столь бескрайне пристрастной к свободе, - шлёпнули грязью в лицо, и так осталось.

При несхожести событий - очень сходное чувство испытал я при внезапном смещении министра Шлессинджера - столь твёрдого прозорливого ума. Ощущение снова: оскорбили Америку.

Я понимаю, что президент Форд действовал вполне конституционно. Но беда той системе, для управления которою достаточно и выгодно сообразовываться лишь со своими личными или партийными избирательными интересами. Есть и выше юрисдикции - благородство. Есть и кроме юридической правоты - благоразумие. Благородство - хотя бы по отношению к союзникам: ведь министр обороны Соединённых Штатов не просто член американского правительства, он - фактически отвечает за оборону всего свободного мира. Дружественно было бы - прежде получить согласие ото всех союзников. Благоразумие - о ходе дел: чехарда лиц на таком посту может только расшатывать оборону страны. (Было замечено, кто радовался событию.)

Это смещение молва связала с другим именем. Иронией истории имена почти срифмованы.

Находясь прошлым летом в США, я уклонялся от прямых вопросов прессы об оценке личности министра Киссинджера. Сегодняшнее его торжество и до сегодня ещё распространённое ослепление по поводу его деятельности побуждают меня высказаться прямо.

Защищая свою политику безостановочных уступок, Киссинджер как заклинание повторяет один и тот же аргумент: "пусть наши критики укажут нам альтернативу ядерной войне!". Вот эта фраза больше всего и разоблачает Киссинджера, а именно: что он - менее всего дипломат.

"Alter" значит по-латыни - "другой из двух", альтернатива - выбор из двух возможностей. Это понятие научное, но даже и научные ситуации часто знают гораздо более обширный выбор. Дипломатия же - не наука, а искусство, одно из искусств человековедения. Строить её на "альтернативе" - это самый грубый низкий уровень. Искусство - не знает альтернатив в себе, оно бы развалилось, если бы развивалось в двух возможностях. Нет, всякий раз оно имеет тысячу их. Всякое искусство имеет спектр возможностей, клавиатуру, и с древних времён по нынешние искусство дипломатии состоит в том, чтобы играть на клавиатуре. Сколько великих дипломатов прошлого выигрывали переговоры даже с пустыми руками или при недостатке сил, при военной слабости и ничего не уступая, не платя, - превосходя противника только интеллектуально, психологически! Вот это и есть - дипломатия!

Г-н Киссинджер всё глушит нас угрозой "а иначе - ядерная война!", затемняя, что та же самая ядерная война равно (пока ещё сегодня, до новых успехов г-на Киссинджера) висит и над его противниками, - и в этой равной обстановке, под той же угрозой, его противники всё время выигрывают, а он всё время только уступает. Поучился бы он у своих противников: как же они в ядерную эпоху - да так успешно действуют? Ответ был бы: изучают психологию г-на Киссинджера.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке