Железный мустанг (3 стр.)

Тема

Ребята утверждают, что у него незапятнанная репутация.

— Почему же он не расплатился с нами в Абилине?

— Я точно не знаю.

В разговор вмешался Ханикатт:

— Покупатели — Голландец и Француз — заплатили ему вперед, насколько я слышал.

— Ничего подобного, — возразил юноша. — Он настолько богат, что у него хватит средств на счетах Ашландского банка, чтобы расплатиться со всеми. А деньги за скот он кладет прямо в банк в Абилине. Тот платит больший процент.

— Кто это тебе сказал? — поинтересовался И. В. — Какая-нибудь крошка?

— Повар.

— Святой Иисус! Человек, который ворует столько муки, бекона и бобов, не может быть не в курсе.

Юноша откусил кусочек плитки табака и усмехнулся.

— Он состоял в «Трипл С» десять лет. Он-то знает, что происходит в округе.

— А ты давно состоишь в «Трипл С»? — спросил его Слокум.

— С апреля.

— А чем ты занимался до этого?

— Работал дома на ферме.

— А где твой дом?

— За Ашландом. Мой старик, сестра, брат и я выращиваем бобы и сахарную свеклу.

— А как ты попал в пастухи? — спросил Ханикатт. Юноша сосредоточенно прожевал табак, вытер тыльной стороной

грязной перчатки небольшую коричневую струйку, сбегавшую по его

подбородку, и уныло ответил:

— Старик отдал концы. Мы успели вспахать и засеять поле, и я решил, что, пока появятся первые всходы, неплохо было бы заработать немного лишних денег, чтобы к урожаю в октябре нанять несколько дополнительных рук.

— Хорошая мысль, Вэйд, — одобрительно сказал Слокум.

Он заметил, что юноша горделиво выпрямился и расправил плечи, польщенный комплиментом. Слокум вдруг почувствовал себя очень старым и измученным. «Таким же был я сам, — думал Слокум, — только занятие у меня было другое». В пылу юношеской горячности он натянул на себя серый мундир и отправился защищать идеалы Конфедерации.

Четыре года войны, четыре кровавых, беспорядочных, грохочущих года отступлений по заваленным трупами дорогам к полному поражению. А послевоенные годы, где они? Сколько он сменил профессий? Сколько раз бывали неприятности с законом? Пьянки, потасовки, продажные женщины, светлые дни, темные ночи и скитания от Чиапас до канадской границы, от Калифорнии до Кентукки. Все было — и плохое, и хорошее, порой приходилось нелегко, а иногда бывало совсем невмоготу. Друзья, враги, смех, облегчение, боль — всего не перечислишь. Годы утекли в одно мгновение.

Он смотрел на юношу со смешанным чувством восхищения и зависти. Он никогда не был таким, как этот мальчик: молодым, неопытным, целомудренным, с нежной кожей, не употреблявшим ничего крепче той коричневой бурды, которую повар именовал кофе.

— Я хотел спросить тебя, Вэйд, — произнес Слокум. — Нескромный вопрос. Прости мою назойливость, но скажи мне честно: сколько тебе все-таки лет?

— Шесть — двадцать, — огрызнулся юноша.

— Это больше похоже на расписание поездов, чем на возраст, — вставил И. В., посмеиваясь.

— Двадцать? — переспросил Слокум.

—Угу.

— Когда ты получишь деньги, ты вернешься на ферму? — поинтересовался Ханикатт.

— Вообще-то я собирался так сделать, но теперь не знаю. — Юноша потрепал по шее своего коня. — Перегонять скот гораздо интереснее. Побывать в Абилине с его деревянными улицами, женщинами и все такое прочее. Согласитесь, что это не самый худший способ зарабатывать на жизнь.

— Конечно не самый, — вспылил Слокум, — особенно для тех, у кого рыбьи мозги в голове!

— Я…

— Послушай доброго совета, сынок. Забирай деньги и возвращайся домой. Выращивай бобы, пока не станешь богатым, как Сирлз. Женись на самой красивой девушке в округе, роди себе шесть здоровеньких ребятишек и, когда тебе стукнет семьдесят, собери их вместе с внуками и расскажи, как в молодости ты гонял скот в Абилин.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора