Железный мустанг

Тема

---------------------------------------------

Джек Логан

1

— Перегонять скот — все равно что отправлять нужду в ненастную погоду, — философски изрек И. В. — В обоих случаях можно искупаться не только в славе, но и в дерьме.

Слокум механически кивнул головой и зевнул. Он уже был сыт по горло бесконечными разглагольствованиями И. В. о мире, Западе, людях, скотине и дерьме, которыми тот его пичкал всю дорогу до Абилина и все обратные шестьдесят миль к юго-востоку от Ашланда, штат Монтана. Не то чтобы И. В. был самым большим треплом и занудой, с которым Слокуму когда-либо доводилось гонять скот, но семьсот миль верхом вокруг Черных гор по границе Плохих земель, через Великие равнины — вымотают душу из кого угодно. В монотонно-размеренном течении времени звук человеческого голоса действовал на нервы, как жужжание пчелы перед носом.

И. В. — иначе его никто не называл — коренастый, похожий на круглый кактус мужчина с розовой лысиной, одетый в задубевшую от пота грязно-серую куртку из грубой бумажной ткани и кожаные штаны, которые выглядели так, будто по ним прошлось десятитысячное стадо буйволов, Вилей Ханикатт — самый тощий и ленивый пьянчуга и бездельник, которого только приходилось встречать Слокуму (И. В. втихомолку утверждал, что Ханикатт будет слизывать пот с бычьих яиц, если его фляга с виски когда-нибудь опустеет), и Вэйд Симпсон, большеглазый, зеленый как трава юнец, который божился на Библии, что ему уже двадцать, и для солидности жевал табак «Боевой Топор», — все трое входили в число тридцати двух человек, которые, глотая пыль и дождь в течение всего лета, перегоняли скот Форда Сирлза на рынок в Абилине. Бесконечная тряска в седле, рев животных с утра до полудня и с полудня до вечера, поиски отбившихся от стада, жара, жажда, ветер, змеи, скука и в конце жалкая кучка «зелененьких», ровно столько, чтобы кое-как пережить зиму в условиях, далеких от комфорта, — все это мало сочеталось с представлением Слокума о нормальной жизни. Но пока ему, как и другим, приходилось заниматься именно этой работой.

Никто из тех, кого он знал, не считал работу пастуха приятным времяпровождением. На протяжении всего пути этот вопрос обсуждался десятки раз. Однако как ни крути, а Форд Сирлз платил на целую треть больше, чем любой другой скотовладелец в округе, у которого Слокуму случалось работать, поэтому, когда ему предложили эту работу, он долго не раздумывал.

— Он наверняка щедрый тип, — заметил Ханикатт, прихлебывая из фляги.

Сделав солидный глоток, он тщательно закупорил ее пробкой и повесил на место рядом с пороховницей.

— А я все-таки не понимаю, почему он не расплатился с нами в Абилине? — сказал Слокум. — Ехать обратно в Монтану не имеет никакого смысла. Пустая трата времени, на мой взгляд.

— Похоже, мистер Сирлз забыл поинтересоваться твоим мнением, — встрял в разговор И. В.

— Надо ехать туда, где деньги, — произнес их молодой спутник — Банк в Ашланде, наверное, ломится от долларов и только и ждет, чтобы с нами поделиться.

Солнце уже садилось, светлый круг, полузакрытый синебрюхим облаком — предвестником скорой бури. Двадцать минут назад они миновали каменный брод на Порошковой реке, где смыли дорожную грязь с лошадей, одежды, остудили лицо и голову прохладной влагой.

Все четверо падали от усталости. Они достигли уже того состояния, когда восемь часов сна, завернувшись в одеяло у тлеющего остатка маленького костра, не могли возместить израсходованной за день мускульной энергии и придать гибкость телу и его членам. Слокум не мог припомнить, чтобы он когда-нибудь так уставал.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора