Петрусь и золотое яичко

Тема

Донченко Олесь

Олесь Донченко

Ну и ловко же играет Петрусь на свистульке!

Вы никогда не слышали, как он играет?

Свистулька у него как живая. Захочет Петрусь - и она запоёт у него тоненько-тоненько, как комар. Захочет - и она заговорит толстым голосом, загудит, как шмель. А то закукарекает, как молодой петушок, - и голосисто и немножко хрипло.

И подумать только: простая свистулька из стручка жёлтой акации!

Только стручок ведь не запищит, дуйте в него хоть целый день! Надо уметь сделать из него свистульку.

Петрусь делает так. Сорвёт стручок, который потолще, раскроет его только раскрывает осторожно, чтобы одна половинка как-нибудь не оторвалась от другой, - а потом выскребет ногтем из стручка зёрнышки и опять сожмёт обе половинки. Вот вам и готова свистулька! Теперь можно взять её кончик в рот и дуть.

Всех своих товарищей в детском саду Петрусь научил делать свистульки. Хорошо, что во дворе акации много!

В детском саду дети пропалывают клумбы с цветами, играют в мяч, рисуют, воспитательница Мария Семёновна читает им интересные сказки.

А вот когда Петрусь приходит домой, так он уже не знает, что ему делать. Что ж, если ему не дают в колхозе никакой работы! Мал ещё. Трактором пахать не умеет, комбайном управлять тоже ещё не выучился. Правда, комбайнер дядя Опанас обещал научить его, да это только лишь бы сказать. Ну, вот мальчику и остаётся только свистеть на свистульке да делать брызгалки из дудок болиголова.

Правда, другие дети ещё выуживают из норок пауков-тарантулов. Прицепят на нитку кусочек воска - и в норку. Дразнят паука, пока он не вцепится в воск. Тогда только дёрг - и вытянут паучище.

Но Петрусь пауков не ловит: они страшные, серые, у них восемь мохнатых ног, да к тому же всем известно, что они ядовитые. Петрусь боится их ловить. (Только вы, пожалуйста, об этом никому не говорите, а то Петрусь рассердится. Он считает себя очень храбрым.)

Вот как-то раз возвратился мальчик из детского сада. Солнце ещё не зашло. Отца и матери не было дома - задержались на работе. Старшие ребята побежали купаться. Дед Лука плетёт сети. У всех есть работа, одному Петрусю делать нечего.

Ну вот, сунул он в рот свистульку и вышел на улицу. А напротив, в кузнице, стучит молот. Заглянул мальчик в кузницу. Молот - бум-бум-бум бьёт по куску раскалённого железа, который держит длинными клещами Микола, старший брат Петруся.

- Дай я подержу! - кричит Петрусь.

Микола оглянулся:

- А ну-ка, уходи отсюда! А то ещё обожжёшься.

Ну, конечно, взрослым всё можно - и в кузнице ковать, и трактором пахать, и комбайном пшеницу косить, - а если ты маленький, так тебе уж ничего нельзя! А разве Петрусь не сумел бы подержать клещами кусочек железа на наковальне? Очень просто! И совсем не обжёгся бы.

Да что поделаешь!

А может быть, пойти на конеферму? Это совсем недалеко, сразу за колхозным садом.

Петрусь вспомнил, что на конеферме работает дядя Петро. А он же сосед, и лучшего дяди, пожалуй, не найти. Это ведь он когда-то подарил Петрусю живую перепёлку. Что, если попросить его: "Посадите, мол, меня, дядя, верхом на лошонка?.."

На широком дворе у коновязи стояли лошади. Всякие: и вороные, и рыжие, и совсем белые.

Петрусь сразу же увидел дядю Петра. В одной руке у него была железная скребница с зубчиками, в другой - щётка. А щётка особенная - круглая, с ремешком сверху.

Дядя Петро чистил этой щёткой высокую лошадь. Она была вся рыжая, словно золотая, только задние ноги в белых чулках. Конечно, это не настоящие чулки, это только так издали кажется, что чулки, а на самом деле у лошади просто белая шерсть возле копыт.

- Здравствуйте, дядя! - поздоровался Петрусь. - Это я.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке