Иоланда

Тема

Вельтман Александр

АЛЕКСАНДР ВЕЛЬТМАН

I

В один из прекрасных июльских вечеров 1315 года Гюи Бертран, славный церопластик, недавно приехавший в Тулузу, сидел задумчиво подле открытого окна в своей рабочей (комнате). Он жил против самого портала церкви св. Доминика. Заходящее солнце освещало еще вершину башни. Гюи Бертран смотрел на эту вершину. Тень поднималась выше и выше по туреллам, лицо его более и более омрачалось, и казалось, что все надежды его уносились вместе с исчезающими лучами солнца на башне.Он имел все право предаваться отчаянию: кроме тайного горя, которое отражалось во всех чертах его, искусство, доставлявшее ему пропитание, было запрещено под смертною казнию после суда над шамбеланом Франции Энгерраном Мариньи, его женою и сестрою, обвиненных в чаровании короля Людовика X.-- Вот последнее достояние! -- проговорил Гюи Бертран, вынув из кармана серебряную монету и хлопнув ею по косяку окошка.-- Жена придет за деньгами на расход... я отдам ей все, что имею, а она скажет: этого мало!.. Завтра голодная жена и дети будут просить милостыню, а я буду пропитаться на счет моих заимодавцев в тюрьме Капитула!И с этими словами Гюи Бертран схватил лежавший на окне резец и вонзил его глубоко в дерево. В эту самую минуту кто-то постучал у дверей.-- Вот она! -- произнес Гюи Бертран, вставая с места и отдергивая задвижку.Но вместо жены вошел неизвестный человек в широком плаще, бледный, худощавый, высокий, с впалыми глазами.- Гюи Бертран?- Так точно. Неизвестный, входя в рабочую, припер за собою дверь.-- Угодно вам принять на себя работу?-- Очень охотно приму... разумеется, скульптурную-- Нет, работа будет относиться собственно до вашего искусства...-- сказал неизвестный, вынимая из-под плаща небольшой портрет.- По этому портрету вы должны сделать восковую фигуру.-- Восковую? Не могу! -- и Гюи Бертран, осмотрев с ног до головы неизвестного, невольно содрогнулся.- Вы. может быть, думаете. что я фискал инквизиции, ищу вашей погибели? Нет! Впрочем, я найду другого церопластика, который будет снисходительнее... Неизвестный взял под плащ портрет и хотел идти.-- Позвольте... Если вы мне скажете, для какого употребления заказываете...- Вот прекрасный вопрос!-- Но... вы знаете, что можно сделать злое употребление...- О конечно, из всего можно сделать злое употребление; однако же, покупая железо, не давать же клятвы, что оно не будет употреблено на кинжал. Впрочем, будьте покойны: это для коллекции фамильной. Угодно взять? Гюи Бертран думал.-- Извольте отвечать скорее!-- Берусь... но... мне не дешево станет эта работа... и вам также.-- Насчет этого не беспокойтесь: вот вам в задаток... здесь в кошельке двадцать луидоров. Через неделю должно быть готово... только сходство разительное...-- Можете положиться... Неизвестный удалился.Гюи Бертран запер двери, спрятал портрет в шкаф. бросил кошелек на стол и сел снова подле окна в раздумье. Вскоре вошла жена его.-- У тебя, Гюи, кто-то был? Не для заказов ли?-- Да! -- ответил Бертран.- Слава Богу!- Да!- отвечал Бертран.-- Это что такое?-- Деньги.- Слава Богу. - повторила жена.- двадцать луидоров!.. Это все твои?-- Да! - отвечал Бертран.-- Я возьму на расход?.-- Возьми.-- Ты, верно, обдумываешь заказанную работу?.. Я не буду тебе мешать.Она вышла, а Гюи Бертран просидел до полуночи перед окном.

II

На другой день рано утром Гюи Бертран вошел в свою рабочую, вынул портрет, поставил его на станок и, заложив руки назад, стал ходить из угла в угол.- Какое очаровательное существо! -- сказал он, смотря на портрет.- Так же хороша была и дочь моя! Где ты теперь, неблагодарная Вероника!У него хлынули из глаз слезы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора