Уродливый мальчуган

Тема

Аннотация: Компания «Статис Инкорпорейтед» занималась тем, что изучала прошлое. Для этого необходимый временной отрезок, если можно так выразиться, «вынимался» из прошлого в лабораторию компании, после чего и производились необходимые исследования…

Айзек Азимов

Как всегда, прежде чем открыть тщательно запертую дверь, Эдит Феллоуз сперва оправила свою униформу и только потом переступила ту невидимую черту, что отделяла реальный мир от несуществующего. При ней были ее записная книжка и авторучка, хотя с некоторых пор она больше не вела дневник и делала записи лишь от случая к случаю, когда без этого нельзя было обойтись.

На этот раз она несла с собой чемодан.

– Это игры для мальчиков, – улыбнувшись, сказала она охраннику, который давным-давно уже перестал задавать ей какие бы то ни было вопросы и только махнул рукой, пропуская ее.

И как всегда, уродливый мальчуган сразу же почувствовал ее присутствие и с плачем бросился ей навстречу.

– Мисс Феллоуз, мисс Феллоуз, – бормотал он, произнося слова мягко и не очень внятно – он единственный обладал такой дикцией.

– Что случилось, Тимми? – спросила она, проводя рукой по его бесформенной головке, поросшей густыми коричневыми волосами.

– Джерри будет приходить играть со мной? Мне ужасно совестно, что так получилось.

– Забудь об этом, Тимми. Вот почему ты плачешь, да?

Он отвернулся.

– Не совсем, мисс Феллоуз. Понимаете, я снова видел сон.

– Тот самый? – Мисс Феллоуз стиснула зубы.

Ну разумеется, сегодняшняя история с Джерри не могла не вызвать у мальчика то старое сновидение.

Он кивнул, пытаясь улыбнуться, и его широко растянувшиеся, выпяченные вперед губы обнажили слишком большие зубы.

– Мисс Феллоуз, когда же я наконец достаточно подрасту, чтобы выйти отсюда?

– Скоро, – ласково ответила она, чувствуя, как спелось ее сердце, – скоро.

Мисс Феллоуз позволила Тимми взять себя за руку и с радостью ощутила теплое прикосновение грубой сухой кожи его ладони. Он повел ее через комнаты, из которых состояла Первая Секция «Стасиса». Комнаты, бесспорно, вполне комфортабельные, но тем не менее они были для семилетнего (семилетнего ли?) уродца местом вечного заточения.

Он подвел ее к одному из окон, выходившему на заросшую кустарником опушку леса, скрытую сейчас ночной мглой. Прикрепленные к забору таблички запрещали кому бы то ни было приближаться к домику без особого на то разрешения.

Он прижался носом к оконному стеклу.

– Ты увидишь места гораздо лучше, красивее, чем это, – преодолевая грусть, сказала она, глядя на скорбное лицо маленького узника.

На его низкий скошенный лоб свисали спутанные пряди волос. Затылочная часть черепа выступом торчала над шеей, голова ребенка казалась непомерно тяжелой и, наклоняясь вперед, заставляла его сутулиться. Уже начали разрастаться, растягивая кожу, надбровные дуги. Его массивные челюсти гораздо больше выдавались вперед, чем широкий приплюснутый нос, а подбородка не было и в помине, только челюстная кость, плавно сходившая на нет. Он был слишком мал для своего возраста, неуклюж и кривоног.

Это был невероятно уродливый мальчик, и Эдит Феллоуз очень любила его.

Губы ее задрожали – она могла позволить себе сейчас такую роскошь: ее собственное лицо находилось вне поля зрения ребенка.

Нет, они не убьют его. Она пойдет на все, чтобы воспрепятствовать этому. На все. Она открыла чемодан и начала вынимать из него одежду для мальчика.

Эдит Феллоуз впервые переступила порог акционерного общества «Стасис инкорпорейтид» немногим более трех лет назад. Тогда у нее не было ни малейшего представления о том, что крылось за этим названием.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке