Жребий

Тема

Славчев Святослав

СВЕТОСЛАВ СЛАВЧЕВ

Перевод Ю. Топаловой

Нас трое - Инна, Артур и я. Сидим, как и каждый вечер, в нашем углу возле небольшого белого распределительного щита астрофона. Через стеклянные глаза зала на нас спускаются оранжевые сумерки. Артур сидит налево от меня, почти утонув в своем кресле, и отсюда мне видно только его худощавое лицо, которое сейчас кажется задумчивым и отчужденным. Инна передо мной. Она склонилась к экрану астрофона. Голубой луч света, трепеща на ее пальцах, освещает нежный профиль. Мы молчим. Кажется, что только этот мертвый свет здесь и живой. К легкому жужжанию присоединяется высокий воющий звук. Закрыв лицо ладонями, Инна долго вслушивается в него.

- Оставь, Инна, - говорю я, - сама знаешь, что это бессмысленно...

Она не отвечает, и мне нечего добавить. Все десятки раз переговорено, и она это знает не хуже меня или Артура. Слушаем сигнал. Непонятный для нас сигнал из глубины звездного мира. Было время, когда мы пытались его расшифровать. Сначала нам казалось, что ответ просвечивает в спокойных голосах кибернетического устройства, которое сообщило, что сигнал идет от созвездия Персея. "Еще данные, разгадайте сигнал!" настаивали мы. Электронный мозг послушно уточнял координаты, доказывал, что только разумные существа могут посылать такие радиоволны. И больше ничего. Мы замучили себя вопросами, хватались за тонкие нити предположений. Надежда сменялась неуверенностью, а потом в наши души медленно проникла горечь бессилия.

Теперь все равно поздно, через несколько часов мы улетаем к Земле. Нас ожидают восемь земных лет пути. Восемь лет вместе. Будем говорить, может быть, будем смеяться, и каждый будет видеть, как по лицам двух других морщину за морщиной прокладывают неуловимые угрызения совести. Да, мы упустили наше важнейшее открытие, открытие, ради которого вообще стоило жить.

- Не мучайся, Инна! - говорю я снова. - Мы записали звук. На Земле его расшифруют. Верь мне, что и это немало.

Собственно, я и сам не знаю, много ли это или мало. Но мы в самом деде сделали все, что было в наших силах. И сейчас у меня перед глазами бледное, заросшее лицо Артура, который целыми днями пытался преобразовать пойманные радиоволны. Одно время казалось, что удается получить соответственные биотоки. Тогда часами сидели в биоэлектронной камере с приемными шлемами на голове. Дважды мне казалось, что я вижу краски и очертания. Но... оба раза Артур и Инна извлекали меня из камеры полумертвым. Запись на биоэлектронной ленте действительно показывала цвета, но могли ли мы этому верить? И о чем говорили эти цвета? Почему прием их был опасен? Ответа на эти вопросы не было. Решили прекратить опыты. Оставалось только следить за записывающими аппаратами и утешаться, что на Земле кто-то другой, более сообразительный, сумеет расшифровать наши записи. Тоже мне утешение! Вот почему мы уже ненавидим и сигнал и самих себя. Иногда я думал, что это эгоизм. Но кто бы дерзнул обвинить в эгоизме нас, людей, которые отказались от личной жизни ради изучения полных опасностей далеких планет?

Довольно этих настроений! Нужно улыбнуться. Не так, так слишком мрачно. Да, сейчас лучше. Я встал.

- Достаточно мы сидели! У нас до отлета есть еще и другие дела, правда, Инна?

Инна вздрогнула. Но быстро сообразила, о чем я спрашиваю. Встает. Да, последнее контрольное испытание локаторных установок в ракете. Пора.

Артур тяжело поднимается с кресла. Стоит, будто хочет что-то сказать, но, махнув рукой, уходит. Большая серебристая дверь бесшумно открывается перед ним. Да, это к лучшему, что он промолчал.

За окнами вечер. Странный вечер, если вообще можно так сказать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке