Шейда

Тема

Джавид Гусейн

Гусейн Джавид

Трагедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Меджид-Эфенди - директор типографии. Ашраф - его сын

Шейда Рамзи Рауф редакторы

Макс Мюллер - немец, художник. Роза - дочь Мюллера. Мария - мать Розы. Масуд - главный наборщик.

Гара Муса Юсиф наборщики

Могильщик, ангел в черной одежде, другие наборщики, музыканты, полицейские и тюремные служители.

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Большая комната, принадлежащая дирекции типографии. Одна дверь и два окна комнаты выходят на улицу, слева другая, постоянно открытая дверь ведет в типографию. На стенах висят календари, карты... Справа и слева стулья и столы. На столах - книги, брошюры, журналы, газеты и пр. Конец зимы. Когда открывается занавес, Рауф за столом у окна что-то энергично пишет, светловолосый и чувствительный Шейда, дымя сигарой, задумался, приставив руку ко лбу.

Рауф. Шейда! О чем ты думаешь? Шейда. Не спрашивай, дорогой, состояние мое ужасно... Я - как корабль, потерявший управление, не знаю, чем заняться. Рауф (с усмешкой). Ну вот, видишь! Что я тебе говорил шесть месяцев назад? Редактирование - это не шутки! Каким бы героем ни был человек поначалу, все-таки в конце концов он устает, пресыщается, начинает скучать. А такие молодые редакторы, как мы, к тому же еще и томятся, нервничают. Шейда. Нет, Рауф, нет... Ни усталость от редакторства, ни наводящие тоску приказы директора, ни давление цензуры, ни убожество материала не занимают меня, не они на меня давят. Единственная сила, которая убивает меня - это пустота и бессмыслица жизни. (Поднявшись с места, взволнованно). Ради бога, ты только подумай! К чему есть и пить подобно животному, и так старательно трудиться? К чему регулярно раздеваться и одеваться, засыпать и просыпаться? К чему, подобно бесчувственной машине, думать и размышлять, писать и перечеркивать? Ох, когда я размышляю над этими бессмысленными "к чему", над ничтожеством этой лишенной основы жизни, будто орел острыми когтями разрывает мою печень, злобный дракон гложет мой мозг. Хочу смеяться, но не могу, хочется плакать, но не плачу. Глухая тьма, туманная инертность обвалакивают все мое существо. Бесцельная пустота безделия, горькая усталость вечно душат меня. Нет никакого чувства, никакой силы, которые могли бы развеселить мое сердце. Нет ни одной надежды, нет ни одного утешения, которые были бы способны принести радость моей душе... Ищу звезду, какой-нибудь луч, что мог бы озарить мою мечту, но не нахожу его. Хочу покончить с собой и избавиться, но увы... И это у меня не получается. Рауф. Зря, дорогой, зря..., ибо в каждой безнадежности живет надежда, в каждой тьме кроется свет, требуются лишь терпение и стойкость. (Глядя через окно на улицу). Вот самый очаровательный луч, самая яркая звезда!.. И вместо того, чтобы ты искал ее, она ищет тебя. Вот цветок Германии! Дочь художника, прекрасная Роза! Идет сюда! Шейда. Ради бога, поменьше смейся надо мной. Рауф. (смеясь). Да, потерявшие голову всегда бывают нервозны и пессимистичны!

Входит Роза в одежде школьницы. Шейда тут же вскакивает со своего места и благоговейно приближается к ней. Длинные светло-каштановые волосы. Розы, ее голубые глаза, целомудренный взгляд, ангельские манеры придают ей особую очаровательность.

Роза (легким кивком головы приветствует Рауфа, обращаясь к Шейде). Как ты, дорогой мой? Шейда. Благодарю. Роза. Где мой отец? Шейда. Пока еще не приходил. Меджид-эфенди (из типографии). Рауф, Рауф... Иди-ка сюда. Рауф. Сейчас, мой эфенди. (Тут же спускается в типографию). Роза. Слава богу, оказывается, и тебя можно изредка видеть. Вот уже второй раз ради тебя, только ради тебя я прихожу сюда. Шейда. О, я тронут твоей любезностью, твоим благородством...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке