Страсть коллекционера

Тема

Желязны Роджер

Роджер Желязны

- Что ты тут делаешь, человече?

- Долгая история.

- Отлично, обожаю долгие истории. Садись, рассказывай. Эй, только не на меня.

- Извини. Ну, если коротко, то все из-за моего дядюшки, баснословно богатого...

- Стоп. Что такое "богатый"?

- Ну... как бы это... Состоятельный, что ли.

- А что такое "состоятельный"?

- Гм... Когда много денег.

- "Деньги"?

- Послушай, ты хочешь услышать мою историю или нет?!

- Хочу, конечно, но я еще хочу, чтобы и понятно было.

- Извини, Камень, честно говоря, я и сам не все понимаю.

- Я не Камень, я Глыба.

- Ну хорошо, Глыба. Мой дядюшка очень важная персона. И он просто обязан был отдать меня в Космическую Академию. Но ему взбрело в голову, что гуманитарное образование гораздо более привлекательная штука, и он отправил меня в свою старушку альма-матер, изучать нечеловеческие сообщества. Понимаешь, о чем я?

- Нет, но понимание вовсе не обязательное условие, чтобы иметь возможность оценить что-либо по достоинству.

- Да я о том же! Я никогда не понимал дядюшку Сиднея, но его шокирующие пристрастия, его инстинкт барахольщика и его манеру постоянно совать нос не в свои дела я очень ценю. И не перестану их ценить, пусть даже меня воротит от этого. Но что мне остается делать?! В семье дядюшку держат за фамильную реликвию, а дядюшка чрезвычайно доволен собой, говорит, что у него свой путь, и преспокойненько держит в руках все семейное состояние. А раз у него деньги, то он прав. Это элементарно. Как ззн из ххт.

- Эти деньги, должно быть, очень ценные штучки.

- Во всяком случае, их ценности хватает на то, чтобы заслать меня за десять тысяч световых лет в безымянный мир, который я назвал, из-за случившейся со мной неприятности, - надеюсь, ты понимаешь какой, Навозной Кучей.

- Да, эти затты жуткие обжоры, да и летают низко. Наверно, оттого, что много жрут.

- Да уж... Но, по-моему, это все-таки торф, а?

- Конечно.

- Замечательно. Значит, с упаковкой проблем будет поменьше.

- Что еще за "упаковка"?

- Это когда что-нибудь кладут в ящик, чтобы куда-нибудь забрать.

- Вроде переезда?

- Ну да.

- И что ты собираешься паковать?

- Тебя, Глыба.

- Но я не из породы голи перекатной...

- Послушай, Глыба, мой дядюшка собирает камни, понял? Ваш род единственные разумные минералы во всей галактике. А ты - самый крупный образец из всех обнаруженных мною. Поедешь со мной?

- Да, но я не хочу.

- Почему? Будешь богом его коллекции камней. Так сказать, одноглазым королем в государстве слепых, если мне позволительно осмелиться на такую рискованную метафору...

- Пожалуйста, не делай этого, что бы оно ни значило. Звучит ужасно неприятно. Скажи, как твой дядя узнал о нас?

- Один из моих друзей прочел о вас в старом бортовом журнале. Он коллекционирует старые космические бортовые журналы, и ему попался журнал капитана Фейерхилла, который прилетел сюда несколько веков назад и имел продолжительные беседы с местным населением.

- А-а, старая вонючка Фейерхилл! Как он там поживает, пьянь такая? Передай ему от меня привет...

- Он умер.

- Чего?

- Умер. Капут. Отправился в мир иной. Расщепился.

- О, господи! Когда это случилось? Бьюсь об заклад, что в эстетическом отношении это происшествие было чрезвычайной важ...

- Ничего не могу сказать. Но я передал всю информацию дядюшке, и он решил включить тебя в коллекцию. Вот почему я здесь - это он меня послал.

- Я очень польщен, но, честное слово, не могу составить тебе компанию. Расщепление на носу...

- Знаю, я все прочел в журнале Фейерхилла. А перед тем как передать его дяде, все эти страницы про расщепление вырвал. Мне хочется, чтобы он был неподалеку, когда ты будешь это делать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора