Стрела Амура

Тема

Мамкин Виктор

ВИКТОР МАМКИН

- Вы меня вызывали, капитан?

- Да, Олд Дор, садитесь. Не догадываетесь, зачем я вас вызвал?

- Ну, об этом, положим, догадаться нетрудно... - Олд Дор чуть заметно улыбнулся. - Судя по тому, что торможение закончено, мы выходим на орбиту спутника Голубой планеты. И вы, Имюр Тэс, как капитан корабля и глава экспедиции обязаны побеседовать с каждым ее членом. Последние, так сказать, наставления...

- Все правильно, Олд Дор, так оно и есть, - капитан тоже улыбнулся, - но дело не столько в наставлениях, сколько в вас самих, в вашем чувстве ответственности и долга перед историей и родной планетой. - Имюр Тэс говорил уже без улыбки, лицо его было задумчивым и серьезным. - Я ценю ваш талант писателя, и все же я обязан вам сказать: да, мы уже у цели, мы вышли на круговую орбиту спутника Голубой планеты. Земли шести континентов, как называют ее теперь у нас благодаря вашим нашумевшим романам. Поэтому прошу вас - будьте благоразумны.

- Что вы имеете в виду, капитан?

- Да в первую очередь то, что вы должны сейчас вести себя не так, как в прошлый раз. Пожалуйста, наблюдайте, изучайте, снимайте на кинопленку и записывайте что хотите, но не вмешивайтесь в жизнь аборигенов. И уж, конечно, ни в коем случае не ведите себя так, как тогда, по-мальчишески глупо. Простите меня за это слово, но ведь иначе не назовешь эту вашу тренировку в стрельбе по трупу выброшенного рекой на берег аборигена с последующей сценой его захоронения. Не понимаю, зачем вам это потребовалось?

- Тут нечему удивляться, ведь я был тогда так молод... Удивления достойно другое: откуда вам все это известно? Ведь вы тогда были совсем в другой части Галактики.

- Да уж известно, поверьте, во всех деталях, как и ваше появление перед жителями планеты в образе сошедшего с небес божества. Разве это не так, Олд Дор?

- Так, Имюр Тэс, так. Досье на меня, с которым вас ознакомили, безупречно... Но только я вовсе и не думал вступать в контакт с жителями, я изучал их, и вам, надеюсь, понятно, для чего. Что же касается обожествления ими моей персоны, то это скорее следствие их уровня умственного развития. Ах, да, - Олд Дор усмехнулся, - вас, как и многих других, смущает, по-видимому, мой роман "Кецалькоатль". Да, там мой литературный герой действительно хочет выглядеть богом, ведь он влюблен в аборигенку Тиутаку. Но это беллетристика, литературное произведение, в котором я как писатель вовсе не обязан строго придерживаться одних лишь фактов. Скажите, чем вам не нравится эта красивая сказка о боге, явившемся с неба?

- Я не сказал, что она мне не нравится, - ответил капитан, - наоборот, я считаю, что она очень поэтична, но только для нас, жителей планеты Тау, а не для здешних аборигенов. Для них она просто вредна, как всякая ложь. Представьте себе, что эта сказка о сошествии с небес бога пустила корни на этой планете, - капитан указал на иллюминатор, половину которого закрывал огромный бело-голубой диск. - Что тогда может произойти, уважаемый романист?

- Я буду только рад этому, - воскликнул Олд Дор. - Во всяком случае как писатель. Вернувшись домой, я напишу продолжение "Кецалькоатля". Что же касается вреда для здешних жителей, то я его не вижу. Обитатели Земли шести континентов, как, впрочем, и наши далекие предки, на такой стадии развития, когда для объяснения непонятных явлений природы нужно ссылаться на бога. А что это будет за объект: пришелец ли из других звездных миров, окрещенный здесь Кецалькоатлем, или метеорит, упавший с неба, или еще что-то - безразлично. Конечно, строго говоря, они обошлись бы и без моего Кецалькоатля, выдумав своего бога, но он нужен был и нам, жителям Тау...

- Я не понимаю вас.

- Сейчас поймете.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке