Стража ! Стража !

Тема

Прэтчетт Терри

Терри Прэтчетт

Посвящение

Их можно было бы назвать Дворцовой Стражей, Городской Стражей или Патрулем. Как бы их не называть, цель их в любом произведении фантастического эпоса всегда одинакова: она, проясняясь в Третьей Части (или после десяти минут фильма), состоит в том, чтобы ворваться в комнату, поодиночке атаковать героя и быть поверженными ниц. Никто даже не спрашивает их, хотят ли они этого.

Этим прекрасным людям и посвящается эта книга.

А также Майку Харрисону, Мэри Джентл, Нейлу Гейману и всем остальным, кто помогал и смеялся над идеей L-пространства; как плохо, что мы никогда не пользовались книгами Шредингера в бумажной обложке...

Именно сюда собираются драконы.

Они лежат...

Отнюдь не мертвые, а спящие. Ничего не ждущие, ибо ожидание предполагает предвкушение. Возможно для этого подыщется слово...

... забытые.

И хотя пространство, занимаемое ими, не является обычным, тем не менее они лежат вплотную друг к другу. Не было ни единого квадратного дюйма, не заполненного лапой, когтем, чешуей, кончиком хвоста, общий эффект всех этих хитросплетений тел и ваших взглядов в конечном счете был таков, что пространство между драконами было заполнено драконами.

Их вид мог бы навести вас на мысль о банке с сардинами, впрочем если вы могли вообразить сардин громадными и чешуйчатыми, гордыми и надменными.

И где-то здесь вероятно таился ключ ко всему.

Совсем в другом пространстве было раннее утро, утро в Анк-Морпорке, старейшем, величайшем и грязнейшем из городов. Мелкий дождь моросил, капая с серого неба, и перемежался с речным туманом, растекавшимся улицами города. Крысы всех мастей и родов разбегались по своим ночным маршрутам. Под покровом сырой ночи убийцы убийствовали, воры воровали, распутницы суетились. И все шло своим чередом.

И пьяный капитан Бодряк из Ночного Дозора медленно брел по улице, валился в сточную канаву за Домом Дозора и лежал там до тех пор, пока над ним не возникали странные полыхающие буквы, гаснувшие и менявшие на глазах свой цвет...

Город был достойным званием. Существом. Женщиной. Именно этим он и был. Женщиной. Ревущей, древней, исчислявшей свой возраст столетиями. Водившей вас за нос, позволявшей вам в себя влюбиться, а затем дававшей вам пинка. Разящий удар, по лицу. Разя рот. Язык. Миндалины. Зубы. Да-да, вот чем она была. Она была... существом, понимаете, сукой. Куклой. Курицей. Стервой. И потом вы ненавидели ее, и даже когда вам казалось, что вы овладели ею, вне себя, она открывала вам свое огромное громыхающее прогнившее сердце, беря перевес. Да-а. Вот так. Никогда не знаешь, на чем стоишь. Лежишь. Единственное в чем вы уверены, что не должны позволить ей уйти. Ибо, ибо она была вашей, все чем вы владели, со всеми ее сточными канавами...

Темнота окутывала мраком внушавшие трепет здания Невиданного Университета, первого колледжа волшебства. Единственным проблеском света был мерцавший огонек парафиновой свечи из луженого окна здания Магии Высокой Энергии, где

острые умы исследовали глубинное строение вселенной, нравится ли вам это или нет.

И разумеется горел свет в Библиотеке.

Библиотека была крупнейшим собранием текстов по волшебству где-либо в мультивселенной. Тысячи томов оккультных знаний отягощали ее полки.

Поговаривали даже, что после того как огромные потоки волшебства серьезно исказят окружающий мир, Библиотека не будет подчиняться обычным законам пространства и времени. Поговаривали даже, что это будет длится вечно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке