Поступь полководца разбитой армии

Тема

Фаэтонов Анемподист

Анемподист Фаэтонов

"Распахнулось окно, и открылась перспектива"

Именно фраза, прочитанная мною некогда в одной из рукописей малеевского семинара молодых фантастов, и приведенная здесь в качестве эпиграфа, невольно всплывает в памяти при попытке прочитать книгу Т. Суворовой "Сердце бездны". Самое интересное, что эту книгу сопровождает положительная рецензия видного екатеринбургского критика Родиона Икарова, опубликованная в газете "Книжный клуб". Икаров все-таки избегает впрямую хвалить данное произведение, но нашпиговывает свою статью многочисленными намеками и туманными обещаниями, что-де мы еще не такого дождемся от молодого многообещающего автора.Уже дождались. Впервые имя Т. Суворовой всплыло на семинаре молодых писателей при "Уральском следопыте" лет двадцать назад. Этот семинар дал нашей литературе нескольких интересных авторов, которые сегодня работают в самых различных жанрах, отнюдь не замыкаясь на одной только фантастике. Это А. Больных, С. Георгиев, И. Коблова, А. Папченко, А. Щупов (перечисляю в алфавитном порядке). Разные по манере письма, наверное, разные по степени дарования, тем не менее, все они сумели заявить о себе, как о серьезных состоявшихся писателях. И вот еще один семинарист прорвался к читателю. На первый взгляд следовало бы радоваться, но... Но!Невольно всплывает в памяти, что за 20 лет литературной работы до сих пор Т. Суворова не сумела опубликовать НИ ОДНОЙ СТРОЧКИ. Говорить о фэнзине КЛФ "Радиант" мы не будет, это несерьезно. Покойный Виталий Иванович Бугров был исключительно мягким человеком. Он любил молодежь и прощал дебютантам множество огрехов, подчищая их рукописи. Но даже он, при всей своей мягкости, НИ РАЗУ на пушечный выстрел не подпустил Т. Суворову к страницам "Уральского Следопыта". А тут сразу книга, да еще в московском издательстве.Родион Икаров считает Т. Суворову самостоятельным и интересным автором. Странно, что он не разглядел бесталанную, неумелую попытку переписать "Лунную радугу" С. Павлова. Избави бог, речь не идет о прямом плагиате, тогда вообще следовало бы писать не рецензию, а заявление в суд. Я позволю себе напомнить историю двух учеников В.П. Крапивина. С. Лукьяненко в своих первых повестях явно подражал стилю мэтра, но только подражал. Писал он свое и о своих проблемах. Зато И. Тяглов слепо и бездумно копировал вещи Крапивина. Но Тяглов хотя бы делал это грамотно. И вот перед нами такая же калька, но с романа Павлова, которая, вдобавок, грамотностью "не воняет", как метко заметила сама Т. Суворова (стр. 51).Романы Павлова пересыщены техническими терминами и объяснениями, к ним прилагаются глоссарии, однако все это делается с предельной аккуратностью и вниманием. Морская терминология, используемая Павловым, применяется совершенно корректно и уместно. Аппарели, лихтеры, люнеты вполне узнаваемы, и никто не падает вниз стремительным домкратом. Зато "Сердце бездны"... Один только самозатягивающийся комингс чего стоит! Вы не знаете, что это такое? А самозатягивающийся порог вас не смутит?Теперь вернемся к вопросу об общей грамотности автора. Уже вторая строка книги заставляет слегка насторожиться. "Не счесть миров, затонувших в забвении". Ни Даль, ни Ожегов в своих словарях, вероятно, по причине некомпетентности, не пытались увязать данное существительное с данным глаголом.Поймите меня правильно, это не злокозненное гробокопательство. Три слова "который" на две строки не красят автора. Они являются свидетельством небрежности, неаккуратности, спешки, в конце концов. Однако подобный недосмотр не бросает тень на грамотность автора.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке