Правда о Дюрас (2 стр.)

Тема

Они как бы играли в Сопротивление, подвергая себя, однако, серьезному риску, связанному с подобного рода деятельностью. Опасные игры. В один злосчастный день Робера Антельма арестовали.

За этим последовал самый двусмысленный, жалкий и одновременно значительный эпизод в жизни Маргерит Дюрас -- дело Дельваля. Так звали сотрудника гестапо, арестовавшего Робера Антельма. Маргерит решает обольстить и погубить Дельваля. Она скользит по краю пропасти... После Освобождения, во многом благодаря показаниям Маргерит, Дельваля приговорят к расстрелу.

Однако в этой истории есть и кое--что забавное. Дионис Масколо влюбляется в мадам Дельваль и делает ей ребенка... Это уже комедия a la Фейдо на фоне Чистки. Ибо Маргерит тем временем разоблачает, разоблачает, разоблачает. Из чувства мести. И потому, конечно, что холокост навсегда травмировал ее. Но также из своего рода тотального аморализма, составляющего суть ее натуры. И получившего отражение в одной из ее лучших книг -- в "Боли".

Дюрас неизбежно должна была стать коммунисткой. Коммунисты неизбежно должны были отвергнуть Дюрас. Завсегдатаи улицы Сен--Бенуа вступают в партию и образуют самую интеллектуальную ячейку Парижа. Маргерит, преисполненная коммунистической сознательности, отправляется на поиски пролетария, которого находит в лице своей консьержки мадам Фоссэ. Но эпоха оказалась суровой -- в очередной раз ФКП с большевистским единодушием следует сталинским тезисам. Жан Канапа заменяет Жданова. Арагон молчит. Глаза Эльзы улыбаются. Маргерит кипит от ярости и нетерпения.

В мае 1949 года состоится нашумевшая встреча с обильной выпивкой в кафе "Бонапарт". Присутствуют Робер Антельм, Дионис Масколо, Эжен Маннони, Маргерит Дюрас и другие. В том числе Хорхе Семпрун... Компания насмехается над партийными принципами, много смеется и еще больше пьет. Наутро, с тяжелой от похмелья головой друзья узнают, что кто--то настучал на них партийному начальству.

Подозрения падают на Семпруна... Характерная для того времени история, раскрывающая душевное состояние молодых людей, одержимых революционным максимализмом .

В ханжеской буржуазной Франции Венсана Ориоля они фактически пародируют варварские московские и пражские разборки. Они оговаривают себя и друг друга, исключают своих товарищей из партии, подчиняясь непреложной логике Террора, который в конечном счете не щадит никого. Конечно, они не убивают друг друга, разве что в мыслях. Их взаимная ненависть накалена до предела. Достаточно искры, чтобы разгорелись страсти. Помню, как много лет спустя Маргерит Дюрас позвонила мне среди ночи. Семпрун высказался неодобрительно о пытке, описанной в "Боли". Маргерит усмотрела в этом продолжение истории в кафе "Бонапарт". Она без конца возвращалась к ней в разговорах со мной, излагая, разумеется, собственную версию, завершавшуюся именем Семпруна, которое она произносила с почти чувственным наслаждением своим усталым страстным голосом -- голосом актрисы.

Она и впрямь могла бы стать актрисой (впрочем, однажды была: в "Грузовике" она сыграла в паре с Жераром Депардье роль пассажирки, которая сперва предназначалась Симоне Синьоре или Сюзанне Флон). В своих литературных произведениях она всегда играла главную роль и очень скоро стала известной -- но отнюдь не популярной -- писательницей (успех у широкой публики принес ей лишь "Любовник"). Она много пишет. Обычно это небольшие книжечки, которые вызывают бурные споры в литературной среде: одних пленяет, других раздражает ее стиль, сочетающий слащавый мелодраматизм со строгой сдержанностью новой американской литературы, экзотичность a la Декобра -- с элитарностью структуралистского толка. При этом она отказывается признать какие--либо литературные влияния.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке