Весь мир в амбаре

Тема

Зеленский Борис

Борис Зеленский

В этой повести придумано много такого, чего на самом деле нет. А многое из того, что есть, является таковым лишь по видимости и названию. По видимости и названию эта повесть - фантастический детектив, а по сути дела - пародия. Но пародия, как известно, это не жанр, а только лишь то, что остается от любого жанра после того, как за него примется автор с хулиганскими замашками.

Уже знакомый нам автор Борис Зеленский оставил в своей новой повести чуть-чуть фантастики и чуть-чуть детектива. А что останется читателю, когда он перевернет последнюю страницу! Ему останется все то, чего в повести по видимости и по названию нет, а на самом деле есть. То есть то, что автор на самом деле имел в виду, когда придумывал много такого, чего в действительности нет.

ПРОЛОГ

- О, Шарлотта! - заламывая руки, вскричал бледный граф. - Я

потерял все состояние на черепашьих бегах!

- Знаю, дорогой, знаю! А теперь разреши тебе представить

Ридикюля Кураре!

Шарлотта подвела юношу в клетчатом пиджаке, автомобильных

крагах и кепи с помпоном.

- К вашим услугам, милорд! - клетчатый кивнул головой

и щелкнул каблуками. - Сыщик - любитель, работаю по совмести

тельству. Основное занятие - ловля рыбы в мутной воде!

- Браво, молодой человек! - похвалил граф. - Я сам рыбак

и вижу вас издалека. Еще я вижу, что вам можно доверить мою

тайну и мою честь!

Граф Бронтекристи. "Убийство в морге".

- Забудь про гипнопедию! - Кондратий Зурпла вынул из кармана полевой куртки патрон, похожий на тюбик губной помады. - Это - последнее слово медицины, адаптизол,- он вытряхнул на ладонь несколько цветных шариков. От шариков приятно пахло мятой и ванилью. - Препарат синтезирован нашими соседями из Института силы знания. Достаточно принять одно драже, и ты способен видеть все вокруг как бы глазами коренного жителя той планеты, на которую выписано командировочное удостоверение. Какой-нибудь семиглазый телепат с Феномены покажется тебе родным дядей. И без гипнопедии поймешь, о чем он толкует.

- А что потом? Когда домой вернемся? Константа не будет выглядеть в моих глазах форменной... э... семиглазой телепаткой?

- Побочные эффекты отсутствуют. Знакомый медик, презентовавший адаптизол, гарантирует это однозначно. Одно драже - одни сутки универсальной приспособляемости. Правда, клинические испытания не закончены...

- Ладно, давай сюда свои пилюли. Глядишь, адаптизол поможет мне перенести кошмар, который зовется "переходом через подпространство"!

- Сомневаюсь. Было сказано: побочные эффекты отсутствуют!

Действительно, адаптизол не помогал при нуль-перелетах, когда тебя самым натуральным образом размазывает вдоль всех двадцати тысяч световых лье от места старта до цели назначения. Джонга мутило, хотелось пить, в правом ухе стреляло очередями, а сердце норовило описать замкнутую кривую, известную в математике под названием кардиоиды.

Но всякие неприятности хороши тем, что имеют обыкновение заканчиваться. И не обязательно летальным исходом.

Нуль-капсула материализовалась вблизи Охотничьего Поприща. Так называлось место, где хозяйничал догматерий. Слово "догматерий" ничего не говорило охотникам, но они полагались на фотонные ружья, не раз и не два проверенные в действии.

Было темно. Кондратий Зурпла и Виктор Джонг покинули корабль. Вокруг шелестели колосья - Полинта славилась своим ячменем на всю Галактику.

Пока Зурпла сооружал окоп полного профиля с бруствером и стрелковой ячейкой, Джонг выкашивал вокруг зайки, чтобы они не заслоняли мишень, которая должна была показаться с минуты на минуту.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке