Скорпион в паутине

Тема

Видар Гарм

Гарм ВИДАР

Огненное кольцо катастрофически сужалось. Безумный жар делал мысли вязкими, словно медленно плавящийся сахар, с таким же тошнотворным приторно прогорклым привкусом.

Когда жар стал совершенно невыносимым, ОН собрался с силами, с трудом встал на слабеющие ноги и высоко поднял СВОЙ грозный хвост, увенчанный огромным зазубренным ятаганом. На самом кончике ятагана дрожала янтарная капля яда...

"Все! Больше не могу", - ЕГО спина напряженно выгнулась, хвост нервно дернулся, капля яда сорвалась и стала медленно-медленно падать...

Но еще до того как она окончила падение, матово блеснувшее лезвие ятагана, описав широкий полукруг, с хрустом вонзилось в ЕГО, обреченно застывшую в ожидание желанного избавления, спину.

Яд лениво стекал в разверзнутую рану...

Марк с трудом открыл опухшие от беспокойного сна глаза и тупо уставился в потолок. В едва пробивающемся сквозь плотные шторы предрассветном сумраке потолок казался грязным серым полотном нарочно натянутом низко, у самых глаз. Бессмысленный узор пятен и трещин невольно приковывал внимание, подменяя остатки воли бездумным созерцанием.

Паутина наросшая за ночь была сегодня особенно крепкой. Марк с тоской скосил глаза на собственные руки, почти скрытые под пыльной серой сеткой, и остро ощутил, что сегодняшнее пробуждение одно из последних.

Может уже завтра...

Собрав силы Марк вяло попытался освободиться. Паутина натянулась, больно впиваясь в кожу и, мягко спружинив, швырнула Марка обратно в кровать.

"Да, завтра я точно уже не смогу ее разорвать", - Марк рванулся, паутина затрещала, и Марк неуклюже вывалился из постели прямо на пол.

Стоя ванной и мучительно отдирая налипшие куски паутины вмести с кусочками кожи, Марк старался ни о чем не думать. В отличии от процесса удаления паутины это было безболезненно и удавалось почти без усилий...

Огненное кольцо катастрофически сужалось.

Войдя в кафе, где его должна была ожидать Марта, Марк равнодушно посмотрел по сторонам: обыденные пыльные лица. У многих отчетливо видны следы тщетной борьбы с паутиной: у кого неожиданной серебристой нитью в тусклых пыльных волосах; у мужчин - серыми островками на лице, создающих иллюзию плохо выбритой щетины; у женщин - неожиданным безобразным серым швом на элегантных туалетах.

Марк наконец заметил Марту и медленно побрел между столиками, с трудом переставляя ноги, словно все еще преодолевая сопротивление невидимой паутины.

- Здравствуй, - не поднимая глаз, тихо сказала Марта.

Марк вяло кивнул и, сев за столик, равнодушно стал жевать, остывший уже завтрак.

- Ты неважно выглядишь сегодня, - осторожно сказала Марта, бросая украдкой на Марка взгляд полный тихой печали.

Марк нехотя пожал плечами. Есть совершенно не хотелось. Марк отодвинул тарелку и, взяв чашку, отхлебнул жидкий и безвкусный кофе.

- Мне показалось, что сегодня паутина была не такая прочная, как вчера, - сказала Марта.

Марк вновь пожал плечами, хотя и считал, что как раз сегодня, паутина была прочна, как никогда.

Марта с тоской смотрела на свои руки, безвольно покоящиеся на коленях.

"Наверное я должен, что-то сказать", - тупо подумал Марк, - "ведь она, собственно, ни в чем не виновата..."

Безумный жар делал мысли вязкими, словно медленно плавящийся сахар, с таким же тошнотворным приторно прогорклым привкусом.

На углу 7 и 13 улиц они расстались...

Марк постоял еще несколько мгновений, глядя вслед удалявшейся сутулой фигурке, зябко поежился и побрел в противоположную сторону.

На душе было гадко пусто и гулко, словно на загаженной за день безлюдной ночной улице.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора