Медиумы

Тема

Сахиба Абдулаева

ЛУННАЯ ЖЕНЩИНА

Мухтабархон не могла уснуть. В горле у нее стоял ком, почему-то хотелось заплакать, разреветься, заголосить. Она чувствовала, как к сердцу медленно подкрадывается незнакомая, пугающая пустота, и мощная волна неясной, но непереносимой тревоги охватывает все ее существо. Женщину знобило, словно она сильно промерзла, а голова, горячая, воспаленная, как будто ее только что вытащили из тандыра, с каждым мигом все тяжелела…

Из соседней комнаты доносился раскатистый храп, перекрывающий все другие звуки. На какое-то время он смолк – послышался скрип кроватных пружин – видно, муж повернулся на бок. В спальню, где находилась Мухтабар, пахнуло новой волной перегара, и ее затошнило. Она встала с постели. Задумчиво постояла у изголовья дочери, забывшейся в безмятежном сне.

Чистое, нежное лицо – лицо девушки, только-только входившей в пору юности, в лунном свете, казалось ангельским ликом. Нагнувшись, Мухтабар чуть коснулась губами ее лба. Доно радостно улыбнулась, будто увидела что-то хорошее во сне. Мухтабархон облегченно вздохнула. Материнская нежность переполнила сердце и сменила в нем тревогу. На цыпочках Мухтабар прошла в комнату сыновей. Мальчики крепко спали.

Пройдя по ковровой дорожке, она шагнул на веранду. Колкий морозный воздух тут же ударил ей в лицо.

Женщина, зябко поведя плечами, медленно подошла к окну и настороженно взглянула на луну…

Третий день кряду муж возвращается домой пьяный, и ужин для Мухтабархон – хуже всякой пытки.

Разгоряченный алкоголем, муж петушится, говорит обидное про тестя. Финал всегда один и тот же: Мухтабар вся в слезах, уходит из комнаты, детям тоже не по себе. Дочка – та идет за нею, чтобы успокоить, а старший сын пытается как-то поделикатнее увещевать отца: мол, нельзя так себя вести. Хайдар только грозно поглядит на детей и вскрикивает: «У, материнское отродье!..» О, этот его взгляд, пронзительный и бешеный одновременно. Последнее время Мухтабархон вообще не осмеливается взглянуть мужу в глаза. Даже, когда Хайдар трезвый, она разговаривает с ним, глядя в сторону: уж очень назойливо-беспощадный, злой взгляд подвыпившего мужа не идет у нее из ума…

Охваченная мыслями о своих горестях, она смотрела на луну. Вот сейчас произойдет то, в чем Мухтабар никому не признается. Минута, другая – и на лунном диске покажется та самая женщина. И нужно сосредоточить все свое внимание, чтобы разглядеть ее не слишком отчетливую фигуру. Ну, вот, она уже видна. Сегодня даже лучше, чем обычно. У нее волнистые волосы, высокий лоб. Ее большие глаза широко раскрыты, словно пытается вобрать в себя весь космос. Ее прямой с горбинкой нос придает ей сходство с античными героинями. Рот небольшой, но выразительный. Не оттого ли удивление так отчетливо запечатлелось на ее губах? Во взгляде этой женщины и чувство боязни, и немного тревоги, но преобладает все же чувство безграничного удивления… И вдруг от пришедшей на ум странной мысли Мухтабархон даже вздрогнула.

Нет, не может быть!.. Неужели какая-то высшая субстанция отразила на Луне… ее облик?! Ведь женщина – точная копия… Ее, Мухтабар. Земная женщина закрыла глаза и стала истово повторять про себя молитву. Потом снова взглянула на небо. Изображение на лунном диске не исчезло. Та, лунная, застыла в созерцании бесконечных космических далей, и ей не было никакого дела до далекой Земли.

Плывущее по небу облако закрыло Луну. Мухтабархон облегченно вздохнула. И на душе у нее стало спокойней, как будто созерцание удивительного явления сулило Мухтабар добрые перемены.

Утром, когда Мухтабар собиралась на работу, она слышала, как тяжело ворочается на кровати Хайдар.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке