Сказка о Золотой рыбке

Тема

Хуснутдинов Андрей

Андрей Хуснутдинов

- Расскажи сказку,- потребовала Афинка и капризно потянула одеяло на нос. Вечером она всегда капризничает, потому что ужасно не любит спать. Утром все повторяется, ибо закон вставать вовремя также относится к тем режимным категориям, которые Афинка невзлюбила с первых дней своего существования. Мы балуем ее, и теперь я признаю это безоговорочно.Из полутьмы на меня смотрели два нахмуренных огонька. Я потянулся за книгой.- Не то,- сказала Афинка.- А что?- Расскажи.- Ну вот сейчас и найду.- Я искал глазами затасканный переплет сборника индийских сказок.- Не то.- Слушай. Если ты ни в грош не ставишь мое время, а ведь мне завтра с утра в институт, то хоть скажи по-человечески, чего хочешь.- Сказку.- Какую сказку?Афинка помолчала немного и со вздохом произнесла:- - Про жизнь.- Что?- Про жизнь! Надоели мне все эти книжные анекдоты. - Она хмыкнула, и я вновь подумал о том, сколь мало мы уделяем времени нашему ребенку.- Про жизнь,- повторил я. - Это тебе кто-нибудь посоветовал?- Нет,- отрезала дочь.- Сама. Расскажи сказку и не разводи, пожалуйста, всяких антимоний.- Чего?- Ан-ти-мо-ний... Расскажи сказку! Я задумался.- Да-да. И про первый взгляд, и про то, как встретились, и как поцеловались, и про капусту... Про все.- Про какую еще капусту?- Тебе лучше знать.- Ну, знаешь ли...Откровенно говоря, я был растерян. Вне сомнений, она о чем-то узнала. Вон как глаза горят... Хотя, впрочем, есть ли смысл откладывать, если Афинка все равно узнает? И окажется много лучше, если узнает из первых уст. А если что-то не поймет, то догадается с возрастом. А там и не расскажешь...И я даже обрадовался, потому что все выходило как нельзя лучше. Днем, может быть, мысль о таком разговоре меня бы сконфузила, а теперь и полутьма, и очередной Афинкин каприз, и ее новый, непонятный тон показались очень подходящими. Неожиданно для себя я даже как-то выпрямился и улыбнулся. Афинка откинула краешек одеяла.- Ну хорошо. Расскажу тебе сказку. Только она очень серьезная и очень не похожа на все остальные. И поэтому прости меня за то, что я буду рассказывать ее и тебе и магнитофону. То, чего ты не поймешь сейчас, потом, со временем, может быть, объяснит запись. Хорошо?- Хорошо, хорошо. Только серьезную! - Афинка погрозила пальчиком.- Неси свой магнитофон.- Значит, так... Кгм... Жили-были в одном... Нет, не то. Интересно.- Я подумал и мысленно махнул рукой, настраивая голос.- У меня была преддипломная практика... Именно. И главной задачей было установление психоконтакта с одним из обитателей Фесты, планета такая. С курса вместе со мной туда ехал еще Семен Карапетян...- Это тот дядя, чей портрет на полке?- Да, да. Не перебивай... Феста - это, в общем, огромный зловонный океан. Несколько островов суши, где расположена база, подводные вулканы и прочее... - Я подумал, что импровизатора с дикторскими наклонностями из меня не выйдет. - Уже спускаясь по трапу, я сразу понял, что эта планета, наверное, - самая большая дрянь, которая когда-либо доставалась нашим выпускничкам. Над водой стояли туманные испарения. Моросил отвратительный дождь, и вонь от дождя забиралась даже под скафандр.Я посмотрел на Семена.- Дрянь, - подтвердил мой сокурсник и прыгнул в жидкую грязь. Он тоже был не в духе.В тот день мы так и не спустились к аквариумам. Семен ходил по комнате и портил мне настроение.- Представляю, какие мрази могут водиться в этом гадюшнике, - восклицал он. - И чего ради они захотят завести знакомство с кем-нибудь из нас? "Здравствуйте, добрый день! - принялся кривляться. - Как настроение?" "Чего?" - "Как, говорю, настроение?" - "Того. Ничего.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке