Круги времени

Тема

Корепанов Алексей

Корепанов Алексей

Горбовский устало опустился на скамейку и закрыл глаза. За бульваром грохотали трамваи, мимо шли люди и Горбовский отчетливо представлял, как они рассматривают его серебристый костюм, обмениваются репликами и не раз оглядываются назад, на него, тридцатидвухлетнего мужчину с непомерно усталым лицом.

- Старик, а вырядился как стиляга...

(О боже, что значит "стиляга"?!)

- Может, это иностранец какой?

- Ну да, иностранец! Напился и спит на солнышке.

(Неужели они в этом находят удовольствие?)

- Гляди, костюмчик шикарный.

- У моего Юрки не хуже. На толчке купил...

(На толчке? Толкать, толкаться... Толкаются и покупают костюмы...)

Горбовский невольно улыбнулся, но глаз не открыл. На это уже просто не было сил. К тому же болела голова - вероятно от удара о переборку

- и перед глазами стояла пелена, из-за которой все окружающее воспринималось как в тумане.

Горбовский сидел, вытянув ноги и вспоминал как очнулся в каком-то сарае на окраине, как долго пробирался по узким улочкам с деревянными домами - и вдруг вышел на широкий проспект, переполненный трамваями, троллейбусами, автомобилями. Он вспоминал как обескураженно стоял на углу возле красно-желтой ограды, стоял и смотрел на бегущие машины, на спешащих мимо людей в несколько непривычных его глазу костюмах. Затем он медленно пошел по проспекту, остановился у газетного стенда возле трамвайной остановки, долго изучал газету, взглянул на другую сторону улицы, на красный плакат "25 съезду KПCC - достойную встечу!", вздохнул и направился дальше.

Солнце палило беспощадно и он с грустью смотрел на длинные очереди, выстроившиеся возле цистерн с квасом, на бутылки с лимонадом, украшавшие витрины гастрономов. Пыль, жара, синие удушливые облака из выхлопных труб автомобилей, грохот трамваев и грузовиков, скрежет тормозов на перекрестках, толпы людей - все это обручилось на него после тишины, покоя и прохлады станции. К концу дня oн совершенно одурел и бесконечно устал, к тому же его мучил голод. Он еле доплелся до бульвара, пересекающего шумную улицу, и обессиленно сел на скамейку.

Впечатлений было слишком много и Горбовский даже не пытался разобраться в них. Для него ясно было одно: он очутился совершенно один в чужом городе, среди чужих людей и не к кому было обратиться за помощью - он слышал кое-что о психиатрических лечебницах...

Горбовокий незаметно для себя задремал и ему приснилась станция, он сам, а потом сегодняшний взрыв, в клочья разметавший сверхпрочные конструкции, разрушивший станцию и закинувший его в какой-то темный пустой сарай на окраине города. Горбовский вздрогнул и проснулся. Вероятно, он спал довольно долго, так как уже стемнело и на бульваре зажглись фонари.

Он встал, размял затекшее тело, провел рукой по лицу, уже покрывшемуся колючей щетиной и в растерянности вновь опустился на скамейку. Что же теперь делать? Куда идти? Всё произошедшее внезапным грузом навалилось на Горбовского и он вдруг почувствовал себя так плохо, что, обливаясь холодным потом, рванул ворот своего серебристого костюма и застонал.

- Вам плохо?

Участливый голос раздался у самого уха Горбовского и он открыл глаза. Над ним склонилась девушка лет двадцати четырех, в белом плаще, с сумочкой через плечо. Горбовский молча смотрел на нее и ему внезапно показалось, что он видит давно знакомое лицо. Светлые волосы, участливые глаза, в свете фонаря золотятся маленькие серьги.

- Ничего, уже лучше.

Он сел прямо и заметил, что девушка с любопытством смотрит на его костюм и устало усмехнулся.

- СмОтрите... И все смотрят... Целый день.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке