Круги на песке

Тема

Аннотация: Дороги, которые мы не выбираем, все равно приводят к желанной цели… если к тому времени остаются какие-либо желания.

Алексей Зарубин

Иногда я с подозрением вглядываюсь в радужные небеса: что если и впрямь Большому Пауку, раскинувшему нити судьбы, наперед были известны наши пути, и теперь он бесстрастно наблюдает, как я медленно схожу с ума, а запах гниющих отбросов преследует меня даже за порогом вечности…

Глава 1

Прибрежные деревни промышляют ловлей длинной, похожей на змей, рыбы. Их коптят на деревянных решетках, а когда тушки становятся похожими на черные палки, связывают в пучки и подвешивают к потолкам своих жилищ. Но основная статья дохода жителей Райской Рыбалки - черный соус, по которому сходят с ума городские гурманы. В огромные глиняные кувшины, больше похожие на чаны, врытые в глинистую землю над обрывом, после удачного выхода в море сваливают рыбьи головы и кишки, обрезки плавников, все это сдабривают какими-то кореньями, охапками высушенной травы и лапчатых листьев кустарника. Вот это благоуханное добро очень долго настаивается и бродит под жарким солнцем Тугама, а в самые знойные дни так бурно взбраживает, что в двадцати шагах от чана человека непривычного попросту с ног сшибет от зловонючего духа.

Когда деревенский староста, руководствуясь интуицией и носом, решал, что соус готов, владельцы чанов с песнями, напоминающими крики морских птиц, вместе с родней, приплясывающей в такт воплям, шли к своему пахучему богатству вытаскивать затычки из кривых донышек кувшинов-чанов, ряды которых выпирали из земли под обрывом. Кому-то затем приходилось расковыривать длинным шестом плотные отложения на дне кувшинов, и только после этого из отверстий выплескивалась вонючая мутная жижа и наполняла грубо слепленные глиняные корыта, обмазанные смолой.

Обрывками старых сетей из жижи выбирались омерзительные толстые розовые, похожие на отрубленные пальцы, черви. На эту работу ставили бедолаг, чем-то не угодивших главе семьи, либо самых безропотных жителей. Но с тех пор, как нас привезли сюда, даже последний замухрышка воспрянул духом - беженцам нашлась работенка вполне в соответствии с местом, которое мы занимали в нехитрой деревенской иерархии.

Если вовремя не отскочить, «благоуханная» струя может обдать с головы до ног. Потом весь день придется отмокать в морской воде, а это удовольствие не для слабых телом, да и сильных тоже не обрадует.

Любая царапина разъедалась в медленно заживающую язву. Здесь и металл долго не выдерживал: ветер с моря нес соляную пыль, а с континента - пыль, просто пыль, выводящую из строя любые мало-мальски сложные механизмы. Детали из железа и бронзы быстро превращались в негодную труху, а сплавы, выдерживающие агрессивные среды, как я понял, сюда не завозили.

История этого мира никого из беженцев не интересовала, заживаться здесь мы не собирались, и если бы не жульничество капитана сухогруза, высадившего нас ночью в захолустном космопорту на той стороне залива, куда корабли прилетают раз в полгода, то про Тутам мы и вовсе бы ничего не знали. Нам еще повезло, что местные власти когда-то подписали соглашение о помощи вынужденным мигрантам, повезло в другой раз, что не раскидали по деревням вдоль побережья, и повезло в третий, что мы не сразу поняли - на самом деле нам не очень-то и повезло. Но вместе выживать все же легче, а кое-какие вещички, прихваченные с Айкона впопыхах, высоко ценились у местных жителей, забывших о высоких технологиях.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке