Лидер

Тема

Купрюхин Юрий

Юрий Купрюхин

Утром было тошно. И физически, и морально. Пришлось чуть не за волосы стаскивать себя с кровати, собираться, неверными движениями натягивать что похуже - какая разница. В первый раз запирать комнату на все три замка, хоть брать там нечего. Ключи - на трубу. Ребята знают, где, пусть пользуются. Слава Богу - ни цветов, ни кошки, ни жены. Беспокоиться не о чем и не о ком.

Вернусь через год.

Толпа новобранцев перед автобусами. Лица без видимых признаков интеллекта. Тоска, как голод, чувствуется где-то посредине живота. Это тебе не университетский городок. Что ж, сам выбрал.

Разделили, повезли. В автобусе всего семеро. Военные могут позволить себе быть нерентабельными. Черт с ними, не мои проблемы, а голова трещит, да еще насморк. Надо отвлечься. Недостатки надо использовать, а не критиковать. Особенно свои. Дам им тест с тонущей собакой. С кем мне предстоит стоять на страже свободы и демократии?

Этот тест он придумал и использовал во время каникул, когда зарабатывал на билет и целый месяц мотался водителем такси. Тогда он простудился, и почему-то всех пассажиров интересовало - где? Видимо, это был просто удобный предлог для начала разговора. Он говорил, что простыл, вытаскивая из проруби собаку. А спасенная собака укусила и убежала. Реакция на рассказ была самая разнообразная. По ней можно было кое-что узнать о собеседнике.

Первым в автобусе отреагировал на трогательную историю парень с вдавленным носом, явно зарабатывавший на жизнь боксом.

- Ну и кретин! Из-за какой-то шавки жизнью рисковать.

Не стоит начинать с конфликтов: пока прощу "кретина". Боксер есть Боксер.

Он привык для себя придумывать людям в момент знакомства прозвища вместо безликих имен. И своего имени не любил. Называл себя ОН.

- Подумаешь, собака! Я один раз тюленя спасал. Вы не поверите, а правда. Я его за человека принял, и ну тащить. Схватил за...

Это Клоун. Таким он будет до конца службы. До конца жизни. Типаж. Иногда с такими забавно, но обычно утомляют плоским навязчивым юмором, с большим количеством подробностей, особенно сексуальных. Анекдот он может рассказывать полчаса. И все будут смеяться. Первый раз, во всяком случае. Экстраверт.

Отметил это автоматически. Учась психологии, выработал в себе привычку определять в собеседнике тип психики и нервной системы.

Незаметно он разглядывал попутчиков, пытался дать им характеристики. Сосредотачиваясь, отвлекался от ощущения какой-то внутренней тревоги состояние, которое спортсмены называют "мандраж".

Вот этот наверняка интраверт. Молчит и смотрит в пол. Медитирует, что ли? Нынче это модно. Что же так на душе тревожно? На войну не пошлют - нет войны. Кормить будут. Платить будут. Может, психика, помимо сознания, готовит организм к возможным перегрузкам? Э, так этот парень рисует.

Заглянул в листок. Какие-то жуткие рожи в фуражках, упыри в военной форме. Солдат, с угодливым видом всаживающий шприц в зад офицеру... другую половину этого зада другой солдат почему-то брил.

Взял у Художника пять листков, нарисовал на каждом нечто неопределенное огурцеобразной формы и предложил:

- Погадать вам от нечего делать? Дорисуйте, что вы здесь себе представляете, и я о каждом по рисунку что-нибудь скажу.

Этот был сильно упрощенный психологический тест Роршаха.

Слово "погадать" действует безотказно. Все разобрали листочки. Он пока рассматривал не названного пухлого блондина с растерянным выражением лица. Надо было дать ему достойную кличку. В школе таких звали "пончиками". Пусть будет Пончик.

Пончик первым отдал листок. Там туманное нечто конденсировалось в ядерный гриб.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке