Лицо

Тема

Шалин Анатолий

Анатолий Борисович Шалин

Город полон солнца. Солнце отражается в окнах домов, в листьях тополей, омытых теплым летним дождем. Солнцем полны глаза прохожих и золотым сиянием солнца светятся лужи. Это город детства. Здесь прошла какая-то частица его юности, когда-то, очень давно, он уехал отсюда на поиски счастья, удачи в другие города. Изредка он бывал здесь, в старом родительском доме. А порою годами не вспоминал о существовании этого города и этого дома, и вот теперь вернулся, как возвращаются в родной порт старые потрепанные всеми ветрами планеты фрегаты, чтобы уже никогда больше не выходить в море.В старомодной черной шляпе с широкими полями и в темно-синем плаще, крепко сжимая руками поставленную между колен сучковатую палку, на садовой скамейке сидел высокий худой старик с лицом, изрезанным многочисленными глубокими бороздами морщин.Вокруг по аллеям парка гуляли толпы веселых красивых людей. Старик рассматривал лица, одежды, запоминал позы, характерные жесты прохожих и грустно улыбался каким-то своим мыслям.Сегодня, возможно, потому что сам был уже давно не молод, он особенно остро чувствовал вечную юность мира."Да. У природы краски никогда не выцветут. Какие занятные, запоминающиеся лица, фигуры, жесты! Какая дикая мелодия красок! А городок-то за сорок лет ведь совсем не изменился. А может и не было этих лет? И я вернулся к себе в юность? Нет, ерунда, конечно, фантазии... Время неумолимо... Что-то и здесь перестроили, кое-где ветхих домишек не хватает... Появились новые кварталы, парки, а характер города, атмосфера те же, все то же сонное спокойствие и мечтательность... Мечтающий город... Странно, а вот этого мальчишку я уже где-то видел, - старик проводил взглядом длинноволосого парня с этюдником на ремне, спешившего, вероятно, куда-нибудь к реке или в лес писать виды. - Какое знакомое лицо, привычное, кажется, я встречал его когда-то очень давно, чуть ли не в юности, и уже успел забыть отдельные черты, а вот теперь вспоминаю заново, точно разглядываю старую пожелтевшую фотографию, но ведь этого не может быть - мальчишке не больше двадцати пяти... У меня всегда была хорошая память на лица..." Старик болезненно сморщился, поднялся со скамейки и побрел к дому."Покой.. Прогулки перед сном. Старость... Умирание... Где же я его видел?" - лицо незнакомого мальчишки, так быстро промелькнувшего в празднично одетой, гуляющей толпе, стояло перед глазами.Улицы, по которым старик возвращался, казались ему бесконечно длинными и широкими, как в детстве, и всю дорогу он перебирал в памяти события прошедшей жизни, пытаясь отыскать то забытое и вновь встреченное лицо. Годы вытягивались в сознании вереницей, и чем дальше он вглядывался в них, тем отчетливее представлял, что знал человека с тем лицом все эти годы знал в старости, знал в молодости, знал в юности и знал в детстве. Он знал то лицо всегда и не мог попять - откуда возникло это знание?Лицо преследовало его остаток дня и весь вечер. Даже ночью старик долго ворочался с боку на бок, прислушивался к глухим ударам больного, изношенного сердца и мысленно рисовал лицо.И рано утром, когда он завязывал галстук, из зеркала на него посмотрело то же лицо. Лицо постаревшее на сорок лет. И старик, опустив руку с галстуком, застыл и долго смотрел в зеркало."Как просто,- думал он.- Это мое лицо... Мое..." - И старик уже готов был поклясться, что тот парень с этюдником - это он сам, необъяснимым способом перенесшийся из своей юности, через десятки лет, чтобы встретить случайно на садовой скамейке свою тихую старость. "А может быть, случилось чудо, и это я вчера сам побывал в своем детстве? В детстве...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке