Лето динозавров

Тема

Аннотация: Если вы увидели у себя во дворе мирно пасущихся трицератопсов, значит, вам пора в отпуск.

Майкл Суэнвик

Динозавры чуть покачивались в жарком мареве, поднимав шемся от раскаленного асфальта. Их было голов тридцать, - небольшое стадо, вроде бы трицератопсы. Они важно шествовали через шоссе (не спрашивайте опричинах), поэтому я остановил пикап, заглушил мотор и приготовился.

Любопытные создания и для своих габаритов удивительно грациозные. Не глядя по сторонам, они изящно вышагивали прямо у меня перед носом. Я почти не сомневался, что правильно определил биологический вид, ведь на морде у каждого имелось по три рога. Я тоже когда-то был ребенком и играл пластмассовыми модельками.

- Почему мы остановились? - спросила моя соседка Грета, дремавшая на пассажирском сиденье.

- Динозавры на дороге. Она открыла глаза:

- Матерь Божья!

И не успел я ее остановить, как она потянулась к гудку и трижды нажала на него изо всех сил.

Трицератопсы как один замерли и повернули головы к пикапу. Я скорчился от смеха.

- Что тут смешного, черт побери? - вскинулась Грета.

Но я только тыкал перед собой пальцем и беспомощно тряс головой; по щекам у меня катились слезы.

Все дело в гребнях. Такое даже безвкусицей не назовешь. Они будто сошли с циркового плаката - сплошь красные завитки, желтые мазки-слэши и ослепительно оранжевые ромбы, столько цветов и форм, что всего не перечислишь, и ни один не походил на другой. Да ведь эти «рюшечки» - словно китайские воздушные змеи! Будто бабочки с шестифутовым размахом крыльев! Кислотные вывески Лас-Вегаса! А под этими карнавальными «шляпками» моргают и разевают рты наиглупейшие морды - ни дать ни взять сбрендившие коровы. И в цирк ходить не надо!

Грета понемногу закипала. Выбравшись из кабины, она злобно хлопнула дверцей. Испугавшись резкого звука, пара трицератопсов напустила лужу, и стадо нерешительно отступило на шаг. Потом они начали подбираться поближе - посмотреть, что будет дальше.

Моя соседка поспешно вернулась в машину.

- И что теперь твои гады удумали? - раздраженно вопросила она.

Похоже, в происходящем она винила меня. Прямых выпадов она, конечно, не делала, учитывая, что сидела у меня в пикапе, а ее BMW до сих пор торчал в сервисе в Саут Берлингтоне.

- Им интересно, - ответил я. - Просто замри. Не двигайся и не шуми, скоро им надоест, и они уйдут.

- Откуда ты знаешь? Ты таких уже встречал?

- Нет, - признал я. - Но когда-то, лет тридцать-сорок назад, я работал на молочной ферме. Они ведут себя как обычные парнокопытные.

И верно, трицератопсы потеряли к нам интерес и собрались было уходить, когда рядом с визгом затормозил потрепанный «хёндаи», из которого выскочил худощавый молодой человек с едва ли не вороньим гнездом на голове, - такой всклокоченности я давно не видел. Динозавры решили остаться и поглазеть.

А молодой человек, размахивая руками, подбежал к нам. Я высунулся из окна:

- В чем дело, приятель? Он был заметно расстроен.

- Там такое стряслось… катастрофа… в смысле, несчастный случай. Я хотел сказать… в институте. - Он явно имел в виду Институт новейшей физики, расположенный неподалеку от шоссе, где мы застряли. Субсидировало его правительство, и он каким-то неведомым образом подчинялся Вермонтскому университету. - Стабилизаторы грани отказали, мезонное поле инвертировалось и векторизовалось. Факторы конгруэнтости полетели ко всем чертям, и… - Он взял себя в руки. - Ничего этого вам видеть не положено.

- Так это ваши? - переспросил я. - Они ведь трицератопсы, верно?

- Triceratops horridus, - рассеянно уточнил он, и я испытал необъяснимое удовлетворение. - По большей части. В стадо мог затесаться кое-кто другого подвида. Они как утки.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке