Фурык

Тема

Слукин Всеволод , Карташев Евгений

Всеволод Слукин, Евгений Карташев

"ФУРЫК" - НЕПЕРЕВОДИМОЕ ВЫРАЖЕНИЕ В ЙАМАРСКОМ ЯЗЫКЕ ОЗНАЧАЮЩЕЕ СОСТОЯНИЕ МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ...

Охотник Ыр бежал вверх по склону горы, оставляя большие следы на влажной глине. Ужас, охвативший его в первое мгновение, прошел, и теперь на его физиономии застыло выражение покорности перед ожидающей его гибелью. Добежав до пещеры, скрытой почти на самой вершине горы, он со страхом оглянулся, потом упал ниц и, распластавшись на брюхе, вполз в черную дыру, не поднимая головы.

Охотника объяла темнота и сырость. Только после десяти вдохов и выдохов он стал различать красные всполохи от тлеющих в углу пещеры головешек, поддерживающих жизнь Бога Молний. Всполохи прыгали по неровному полу, по стенам и своим блуждающим светом иногда освещали кучу палок, которые племя приносило для Бога Молний снизу, из долины. (Если бы не эти палки, ни один йамар не спустился бы ниже границы трав и камней, чтобы не привлечь внимания проклятых урмов). Виднелся в темноте и жертвенный камень, обмазанный жиром и кровью трехлапых клифонов.

Охотник Ыр поднял голову. Рядом с камнем сидел вождь племени йамаров, настоящего имени которого никто не знал и которого все звали просто Хн, что означало "Великий".

Хн поднял поросшую густыми волосами ногу. Охотник проворно опустил голову. Вождь поставил босую, коричневую от глины пятку на затылок Ыра.

- Говори! - коротко приказал вождь.

- Я виноват, Хн! Я заслужил смерть! Казни меня, Великий!

Ыр положил голову на дурно пахнущий жертвенный камень. Вождь снял пятку с его затылка.

- Говори, охотник. Я казню тебя, - милостиво объявил он.

- Я виноват, Хн! Мои следы увидели урмы. Один из них пошел по ним. Казни меня!

Великий весь подался вперед и ткнул ногой в лицо Ыру:

- Ах ты, ткалий помет!

- Я виноват, Хн! - гнусавил охотник. - Казни меня, но спаси племя...

- Где урм? - грозно спросил вождь.

- Он еще внизу, под горой, я бежал быстрее хитора, чтобы уйти от проклятого урма, но у него очень зоркий глаз. У него один глаз. Он светится красным...

- Ты врешь, охотник! Это не урм. У каждого урма два глаза. И глаза урмов не светятся красным, - успокаиваясь, откинулся Великий назад на клифоньи шкуры.

- У него действительно один глаз. Он горит, словно головешка в, темноте. Но это очень зоркий глаз. Он находил мои следы даже на твердом камне. Спасай племя, Хн!

- И ты не убил урма, трусливый Ыр? Урмы слабы, как мухи. Их убьет самый маленький камень. Я казню тебя, охотник. Но не за то, что по твоим следам сюда придет урм. Я казню тебя за трусость. Трусливый охотник - не охотник. Таких всегда изгоняли из племени йамаров.

- Верь мне, Хн! Я бросал в урма камни, но они отскакивали от него, как от скалы...

- Ха-ха-ха! - вождь оскалил свои коричневые зубы. - Урм - как скала! Там был не урм! Я казню тебя, Ыр, но не за трусость. Ты умрешь за ложь. Лживый йамар - не йамар!

- Я недостоин той смерти, которую мне приготовят, но на моих губах никогда не было лжи... Только йамары и эти пришельцы урмы ходят на двух ногах...

- Что?! - вскричал Великий. - Ты мне перечишь? За это ты умрешь самой страшной смертью. Племя уйдет, а ты останешься здесь, в этой пещере! Один! Без огня! Без воздуха и света, ибо вход завалят большим камнем! Ты останешься здесь! Навсегда!!!

Голос Великого постепенно перешел на визг. Вдруг он замолчал, переводя дыхание, и в наступившей тишине послышался шепот Ыра:

- Спасибо тебе, Хн! Я всегда мечтал о такой смерти. Охотник снова упал лицом на жертвенный камень и замер. Вождь встал, плюнул на распростертое перед ним тело Ыра и вылез из пещеры. Вслед ему неслось бормотание:

- Хвала тебе, Хн! Я всегда верил в твою справедливость.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке