Фрося

Тема

Яцутко Денис

Денис Яцутко

1. Метро. Стог.

Возвращаясь домой, Никольский злился: он никак не мог простить себе вчерашнюю папиросу с марихуаной. После почти года трезвой и здоровой жизни отступление это казалось ему самому глупым и бессмысленным. Вместо удовольствия вспоминались лишь отупение и глупый беспричинный смех. Никольскому было даже немного стыдно. Подумать только - он записал вчера, находясь под воздействием травы, показавшуюся ему важной мысль, а утром прочёл её и пожалел, что сделал запись на нужном ему журнале и потому не может уничтожить. Запись была такая: "Идёшь по улице, ешь суп, никого не трогаешь... Вдруг из-за зарешеченного окна - рука с чайной ложкой. И всё норовит из твоей тарелки ухватить". Вчерашний вечер выпал из жизни, пролив размазню опьянения на ставшую уже привычной и милой сердцу ясность сознания. Никольский выругался вслух и поклялся себе, что завтра же вечером раздаст траву хиппи и никогда в жизни больше не будет употреблять наркотические вещества. Сразу же стало легче. Он тряхнул головой, расправил плечи и почувствовал позвоночником чей-то горячий взгляд, сверлящий его спину. Прекрасно понимая, что это чушь, что взгляд суть лишь фиксация рецепторами входящего в глаза света, что взгляд не может исходить из глаз, а тем паче ощущаться спиной, он не мог избавиться от этого ощущения. Обернувшись же, он застыл... Даже чуть не упав при сходе с эскалатора, он продолжил пятиться задом, не будучи в силах отвести взгляд от той, которую увидел.На параллельном эскалаторе (будто он видел перпендикулярные!), стоя чуть повыше, чем он, спускалась в метро девочка лет семнадцати. Она неотрывно смотрела на него из-под длинных изогнутых ресниц красивыми карими глазами. Обыкновенная, будто бы, девчушка: аккуратный прямой изящный носик, чёрная водолазка, тонкие руки, тёмнорусые волосы до плеч, очень коротенькая юбочка в серо-зелёную шотландскую клетку, ножки в коричневых туфельках, но... это была сама воплощенная красота, само изящество, совершенство... Не было слов. Обалдел Никольский - иначе такое состояние разума не назовёшь. Он боялся вздохнуть и стоял среди ожидающих поезд и спешащих мимо толкающихся и многочисленных сограждан, замерев, как святой старец из храма Сига перед прекрасной императорскою наложницей.Красавица прошла мимо него в вагон и, повернувшись вновь к Никольскому, одарила таким кротким лучистым чудесным взором, что он мультяшным героем сорвался с места и, рискуя быть прижатым закрывающимися уже дверями, вскочил в тот же вагон. Остановившись рядом с девчонкой, он, тяжело дыша, смотрел в её, так внезапно поразившие его, глаза. А она и не думала отводить взгляд. Но не было в этом кокетства, наглости, вызова, дерзости, была же, напротив, какая-то необыкновенная кротость и ясная (именно ясная, а не яркая) красота. Так продолжалось немного мгновений - Никольский смутился, сбежал в другой конец вагона и вперил взгляд в книгу. Ага.Книга была интересной, чтение же, однако, не шло: строчки терялись, а взгляд норовил вынырнуть из-за обложки и видеть, радуясь, что красавица всё ещё едет - не вышла. А когда Никольский взглядом её касался (именно так - касался взглядом, зная, что это невозможно), казалось, что электричество по линии взгляда передаётся: встряхивало и морозило, мысли все смешивались, он опять утыкался в книгу, но видел там только тропические плоды. Да. Вскоре оставив попытки читать, всю оставшуюся дорогу, смотрел на прекрасную девушку, глаз не сводя и дыша аккуратно будто, чтоб не спугнуть (красавицу или себя).Ехали долго - до самой конечной станции ветки. Там незнакомка легко понеслась по эскалатору вверх.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке