Дырка в небе

Тема

Шалин Анатолий

Шалин Анатолий

Что с погодой творится? Три недели подряд - затяжные дожди. Четвертого числа - град. Шестого, в июле, - хлопья снега!

В понедельник на лужайку рядом с домиком вдруг просыпался с небес странный осадок - дождь из крупнозернистых рыжих тараканов и молодых лягушат.

"0 какой чистоте эксперимента после этого может идти речь? - размышлял Бонькин. - Половину сада дустом засыпать пришлось..."

Определенно, в небе над Боровиковкой образовалась дырка, через которую на голову Бонькина и фруктовые деревья вверенной ему станции сыпалась всякая гадость.

Сегодня денек выдался ясным, но самочувствие Бонькина от этого не улучшилось. Через каждые пять минут он тоскливо осматривал небосклон в ожидании какой-нибудь очередной каверзы синоптиков.

В небе было все тихо. Солнышко припекало вполне дружелюбно, и почти успокоенный Бонькин подумал даже, не сходить ли ему на речку после обеда, но вспомнил, что в саду еще много работы, и пошел в тенистые заросли опытного участка, где почти час препирался с роботами-садовниками, очищавшими участок от сорняков. Затем Бонькин долго возился с молодыми деревцами и уже собирался обедать, когда что-то оглушительно хлопнуло и на лужайку перед домиком свалился крупный предмет.

Тишину разодрал пронзительный женский визг.

Бонькин присмотрелся и замер от удивления.

Среди густой зеленой травы и ромашек возникло плетеное кресло-качалка, а в нем, одетая в легкий халатик, миловидная дамочка лет тридцати. Большие темные глаза ее взирали на Бонькина с удивлением и ужасом, губы были обиженно сжаты.

- Негодяй! Мерзавец! Подлец! - выкрикнула женщина.

- Простите, - пролепетал Бонькин. - Я не понимаю?

- Ах, я не вам! - женщина посмотрела на Бонькина пристальным, оценивающим взглядом и разрыдалась. - Как он мог? Теперь понимаю, для чего проводились все эти опыты! Эксперименты на лягушках, на тараканах! Какая низость! Умоляю, скажите, где я?

Бонькин пожал плечами:

- Территория опытной ботанической станции. Село Боровиковка, Оглоблинский район Муросянской области.

- Ужас! - простонала незнакомка, выпадая из качалки в траву.

- Успокойтесь! - ласково сказал Бонькин, подхватывая женщину под руки. - Вытрите слезы. В этом домике вы сможете отдохнуть.

Они подошли к зданию станции, и хозяин гостеприимно распахнул двери.

- Один живете? - с любопытством спросила гостья.

- Да. Некоторым образом...

- Вы ученый - и много работаете?

- Биолог.

- Меня Элеонорой величают, а вас?

- О! Простите, я не представился, - засуетился Бонькин. - Петр Васильевич, кандидат.

Бонькин вдруг почувствовал себя старым, неуклюжим и сразу же пожалел о вырвашемся кандидате. "Хвастун, жалкий хвастун, - подумал он. - Какое ей дело, кто я - кандидат наук или доктор? У нее какое-то горе, ей и смотреть на меня, наверное, противно".

- Что же вы стоите, Эля, садитесь, - пригласил Бонькин гостью к столу.

Элеонора огляделась:

- Петя! Вы не возражаете, если я буду вас так называть? - улыбнулась она.

Бонькин растаял:

- О! Конечно! Какие могут быть церемонии?

- Петя, ты много пишешь? Не спорь, у тебя весь стол бумагами завален.

- Да, - сознался Бонькин, - то есть нет! Это мой труд. Я мечтаю написать монографию "Выращивание цитрусовых в Сибири". Тема обширнейшая, актуальная, а времени... Так дальше шестнадцатой страницы и не продвинулся. Все некогда, некогда! Ну, что это мы все обо мне да обо мне? Я ведь так и не знаю, что у вас приключилось? Почему плакали? Как попали в наши края?

Элеонора шмыгнула носом и решительно вытерла глаза ладонью.

- Меня сюда муж забросил.

- Бросил! - как эхо повторил Бонькин.

- Посмел бы он меня бросить! - сверкнула глазами Элеонора.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке