Двойники (Мы и наш Ка)

Тема

Тюрин Александр

Александр Тюрин

цикл "НФ-хокку"

1.

"Порой я чувствую, что где-то есть такой же я, только удачливый, смелый и сильный",-- написал Андрей Андреевич в своем дневнике после дня рождения.

Вчера стукнуло пятьдесят. По случаю юбилейного полтинника дочка прислала деньги на подарок. Он купит себе подарок в виде колбасы -- почему-то все чаще хочется есть, особенно при виде чего-нибудь аппетитного. Последний год на мясное в магазинах приходилось лишь смотреть, мужественно глотая слюну.

Андрей Андреевич не писал дочке, что уже год не только отставлен с должности начотдела, но и вообще уволен из "Диджитал Раша". Корпорация понесла тяжелые убытки по Сибирскому проекту, надо было найти крайнего, и его легко нашли -- в свое время Андрей Андреевич поддержал своей подписью слишком много рискованных начинаний.

Теперь его жизнь оскудела до уровня весьма незатейливого существования. Он смог устроиться на полставки в гнилую контору "Малина Софт", но работать приходилось до самого упора. Работа тупая, бумажки перебирать. Того, что он, так сказать, зарабатывает, хватает, чтоб заплатить хозяину квартиры, на щи и на кашу. Даже Хонду, разбитую на пулковском гололеде, так и не удалось починить из-за финансовой немощи. Да что там финансовой. Немощь у него теперь во всех членах.

Пять часов вечера. Сотрудники пошли домой, а Андрей Андреевич вынул из портфеля щетку, тряпку и моющее средство. Вчера начальница сказала ему, что надо будет сегодня, после семнадцати, еще окна помыть, и регулярно, раз в неделю, убирать туалеты. Но выбора нет. Тем более и дополнительное вознаграждение обещано.

А что, мыть окна и сортиры -- не такое уж паршивое занятие, по сравнению с ковырянием в бумажках, платили бы на только на несколько монет побольше.

Андрей Андреевич попрыскал моющим средством на стекло, стал размазывать губкой, потом снимать пенку резиновой частью щетки. Мир за окном из затуманенного плоского превращался в ясный объемный. Но одновременно и открывался обрыв. Седьмой этаж...

Дочка живет в Гамбурге. Замужем. Муж -- немец, если точнее иранец с немецким паспортом. Внук говорит только на немецком и фарси. Андрей Андреевич никогда его не видел, даже не разговаривал с ним по телефону. Бывшая жена где-то в Канаде, с любовником, красавцем и спортсменом. А может и в Австралии, с каким-нибудь кенгуру живет. Он о ней ничего не знает. Он уже почти ничего не знает и о себе.

Сквозь мрак звездолет

летит и летит,

команда стариков

давно забыла откуда

и куда

Со вчерашнего дня побаливает поясница. Лишь бы это не пошло вширь.

-- Добрый вечер, Андрей Андреевич.

-- Бон суар, Элен.

Ладненькая девушка-секретарша здоровается с ним. Единственная из всех. Мелочь, но приятно. Теперь пройтись сухой ветошкой и... с окном закончено. Интересно, почему это сегодня Лена после окончания рабочего дня функционирует, раньше такого не бывало. Еще помыть тряпку, и он свободен...

Возле двери мужского туалета переминалась Лена. Сейчас Андрей Андреевич заметил странный серый оттенок на ее щеках, как будто напутала она с косметикой.

-- Кто тебя обидел, Леночка?

-- Андрей Андреич, мне надо туда, в смысле в женский, понимаете. А там лампочка в кабинке не горит.

-- Поменяем, только не плачь.

Андрей Андреевич решительно вошел в дамскую комнату, забрался на унитаз и стал подсвечивать себе фонариком, пытаясь разобраться с устройством плафона.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке