Маленькие слабости есть у всех

Тема

Жужунава Белла

Белла Жужунава

Когда я вернулся из армии, мать недолго радовалась. Начались слезы, отчего это я не женюсь. А мне надо, чтоб вечером меня никто не тормошил. И чтоб в воскресенье были к обеду пирожки с капустой и пара рюмочек водки. А вместо всего этого начались морковные котлетки и нытье без передышки, а по праздникам - настой из каких-то трав, ни вкусу в нем, ни крепости. Э нет, думаю, так не пойдет, видно, и вправду придется жениться.

И тут я увидел на улице Лену. Глаза синие-синие, а волосы серые, легкие и пушистые, как одуванчик. Познакомился. Привел домой, думал - вот мать обрадуется. Ничуть не бывало. Лена ей не понравилась! Спрашиваю - почему? Говорит - красивая очень. Видали? Выходит, это плохо? Говорит - Петеньке она не по душе. Ну, это меня совсем убило. Петенька - это попугай, ему, наверно, лет сто. Когда Лена подошла посмотреть на него, он забился в угол и завопил, что его режут.

По-моему, он просто придуривался. Еще не хватало, чтобы Петенька мне невесту выбирал.

Вскоре Лена переехала к нам. Поначалу все шло хорошо. В одной комнате мать с Петенькой, в другой - мы. Когда бы я ни пришел, в холодильнике меня ждал кусок мяса величиной с мой кулак, а пирожки она пекла даже лучше, чем мать. Вообще, мне с ней исключительно повезло, потому что вдобавок ко всему она оказалась на редкость молчаливой. Вечером, к примеру, сидим мы с ней у телевизора. Все вокруг чисто, аккуратно, из кухни аппетитно пахнет. Спицы в руках у Лены так и сверкают. И ни словечка. Вот это жизнь!

Может, кто-то думает, что моя мать радовалась, на нас глядя? Тогда он совсем не знает женщин. Опять начались обиды и слезы. Ну, в чем дело, спрашиваю? Чего тебе теперь не хватает? А почему, говорит, это у Лены на щеке царапина? Какая царапина, причем тут царапина? Углядела! Я вроде ничего такого не заметил. Да тебе-то, мять, какое дело? Это я говорю. А она опять пристает - нет, ты спроси, спроси у нее. Вечером я поглядел действительно, на щеке у Лены длинная присохшая полоска, коричневой корочкой покрыта. Где это, говорю, тебя так угораздило? А она только на мать глазами сверкнула - и ни слова.

Только с того дня покоя у нас вовсе не стало. Как-то раз вечером, а, точнее сказать, ночью, потому что мы уже лежали в постели, мать без стука вошла к нам. Есть у нее такая дурная привычка. Вошла, замерла на пороге, а потом пулей - вон. А на следующее утро, только Лена ушла, гляжу - достала чемодан и начала туда свои вещи кидать. Ты что это, спрашиваю? Она аж вся затряслась. Не могу я, говорит, с ней жить, поеду к сестре, я давно у нее не была. В чем дело-то, можешь ты толком объяснить? Твоя жена, говорит, ведьма. У нее вчера, когда я к вам зашла, глаза в темноте, как угли, горели.

Прошло немного времени, и мать, слава богу, вернулась.

Вот как-то иду я с работы, вдруг вижу - она, родная. Я тебя, говорит, нарочно встречаю. Что стряслось опять, спрашиваю. Ты можешь завтра с работы отпроситься? Я хочу, чтобы ты своими глазами увидел, чем твоя жена занимается, когда дома никого нет. Я остановился, как вкопанный. За что ты, мать, спрашиваю, Лену так ненавидишь? А за то, говорит, что я тебя люблю больше жизни, и сил моих нет больше терпеть, что тебя, дурачка, за нос водят, а ты ничего не замечаешь.

Такая меня тоска взяла! И в то же время гадкий червячок в душе зашебуршился, вроде как интересно мне стало - ну, чем, в самом деле, Лена занимается, когда никого нет дома?

Короче, на следующий день я на работу не пошел, сел в тени под липами, как мы с матерью договорились. Вскоре она мне сделала знак. Поднимаюсь. А где Лена, спрашиваю? То-то и оно, что где, говорит мать.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке