Маленькие боги (Плоский мир - 3) (27 стр.)

Тема

Это были Эфебские дерехмы. - Как ты определил? Едва ли они часто встречаются в Цитадели. - Я видел их однажды, лорд. - Когда это было?

Лицо Бруты сморщилось от напряжения. - Я не уверен...-сказал он. Толстяк удовлетворенно улыбнулся Ворбису. - Ха! - сказал он. - Кажется.... - сказал Брута. -...это было после обеда. Но может быть утром. Около полудня. Третьего Грюня, в год Изумительных насекомых. В нашу деревню завернули несколько торговцев. - Сколько тебе было лет? - сказал Ворбис. - За месяц до того, как мне исполнилось три, лорд. - Я не верю в это. - сказал толстяк. Рот Бруты пару раз открылся и захлопнулся. Откуда этот толстяк может знать? Его-то там не было!

- Ты можешь ошибаться, сын мой. - сказал Ворбис. - Ты - ладный парень лет... пожалуй...семнадцати-восемнадцати? Нам кажется, ты не можешь помнить случайный образ монеты пятнадцатилетней давности. - Нам кажется, ты это выдумываешь. - сказал толстяк. Брута не сказал ничего. Зачем что-то выдумывать? Ведь это прочно сидит в голове. - Ты все помнишь, что с тобой произошло в жизни? - сказал коренастый, внимательно наблюдавший за Брутой во время разговора. Брута был благодарен за это вмешательство. - Нет, лорд. Большую часть. - Ты что-нибудь забываешь?

- Уммм...Есть вещи, которых я не помню. - Брута слышал о забывчивости, но ему было трудно это себе представить. Но были периоды, особенно в первые несколько лет жизни когда не было ничего. Не стертая память, а большая запертая комната во дворце его воспоминаний. Забытое не более, чем перестает существовать запертая комната, но... запертая. - Каково твое первое воспоминание, сын мой? - мягко сказал Ворбис. - Был яркий свет, и потом кто-то ударил меня. - сказал Брута. Трое мужчин тупо уставились на него. Потом повернулись друг к другу. На глубину его страха долетал шепот. -...мы теряем?...-Глупость и, возможно, дьявольское...-ставки высоки -Одна попытка, и они будут ждать нас... И так далее. Он оглядел комнату. В Цитадели не предавалось большого значения предметам обстановки. Полки, стулья, столы... Среди послушников ходили слухи, что у старших священников, ближе к иерархической верхушке, мебель была из золота, но здесь на это не было даже намека. В этой комнате царила та же жестокая умеренность, как и в комнатах послушников, разве что расцветшая еще более пышным цветом. Это была не вынужденная скудость бедности; это была аскеза, нарочитая и абсолютизированная. - Сын мой?

Брута поспешно повернулся. Ворбис взглянул на своих коллег. Коренастый кивнул. Толстый пожал плечами. - Брута. - сказал Ворбис. - Сейчас возвращайся в свою спальню. Прежде, чем ты уйдешь, один из слуг тебя накормит и напоит. К восходу ты явишься к Вратам Рогов и отправишься со мной в Эфебу. Ты знаешь о посольстве в Эфебу?

Брута мотнул головой. - Пожалуй, нет причин, по которым ты был бы должен. - сказал Ворбис. - Мы собираемся обсуждать политические вопросы с Тирантом. Ты понял?

Брута помотал головой. - Отлично. - сказал Ворбис. - Отлично. Да, и...Брута?

- Да, господин?

- Ты забудешь эту встречу. Ты не был в этой комнате. Ты нас не видел. Брута изумленно воззрился на него. Это был нонсенс. Невозможно о чем-то забыть просто захотев. Некоторые вещи забываются сами - те, что в запертых комнатах, но это по какой-то закономерности, которой он не может постичь. Что этот человек имеет ввиду?

- Да, лорд. - сказал он. Это показалось самым простым.

***

Богам некому молиться. Великий Бог Ом опрометью бросился к ближайшей статуе, шея вытянута, неприспособленные лапки изнемогают. Статуя оказалась быком, топчущим неверного, однако уютно тут не было. Это было всего лишь вопросом времени, когда орел перестанет кружить и устремится вниз.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора