Мастодония

Тема

Аннотация: Попытки постичь непознаваемое иногда приводят к самым неожиданным открытиям. Но до каких пределов простирается право исследователя на вмешательство в прошлое? Что важнее — знание или вера? Этот вопрос волновал человечество во все времена. Оказывается, ответ на него не в силах дать не только жители Земли, но и обитатели других планет.

Клиффорд Саймак

1

Из постели меня, полусонного, неспособного что-либо делать, вырвал пронзительный собачий визг.

В комнате лежали первые проблески рассвета, и в его прозрачности были видны потертый, поеденный молью ковер, открытая дверь туалета и вешалка.

— Что там, Эйса?

Я повернул голову, увидел, что Райла сидит рядом со мной, и спросил себя, во имя Христовой любви, как это после стольких лет тут могла быть Райла. Затем я вспомнил, до некоторой степени туманно, как она здесь появилась.

Собака, на этот раз уже близко, снова испустила крик муки или страха.

Я начал выбираться из постели, схватив брюки и шаркая ногами по полу, чтобы нащупать шлепанцы.

— Это — Боусер, — объяснил я Райле. — Этот проклятый дурак вообще не пришел домой нынче ночью. Я думал, что он заловил сурка.

Боусер был помешан на сурках. Если уж он начал работу, он никак не мог от нее отказаться. Чтобы вытащить сурка из норы, он прорыл бы полпути до Китая. Обычно, чтобы положить конец его глупостям, я его уводил. Но вечером здесь появилась Райла, и я не пошел за Боусером.

Добравшись до кухни, я смог услышать, как собака скулит за порогом. Я открыл дверь. Он стоял там, а сзади у него болталась какая-то деревяшка. Я положил на него руку и, повернув боком, попытался разобраться, что же там такое. Оказалось, что деревянная рукоятка была деревянным дротиком, а наконечник его вонзился в ляжку животного довольно глубоко. Боусер жалобно скулил.

— Что случилось, Эйса? — спросила Райла, стоя в дверях.

— Кто-то поранил его, — ответил я, — и он притащил с собой дротик.

Она несколькими шагами обошла нас и, встав сбоку, опустилась на колени.

— Острие вошло только наполовину — дротик едва держится, — она протянула руку, ухватила дротик и резким движением выдернула его.

Боусер взвизгнул, затем заскулил. Он дрожал. Я взял его на руки и внес в кухню.

— На кушетке в комнате одеяло, — сказал я Райле. — Принеси-ка его, мы сделаем подстилку.

Затем я повернулся к Боусеру.

— Все в порядке, старина, теперь ты дома и все будет хорошо. Мы позаботимся о тебе.

— Эйса!

— Что, Райла?

— Это наконечник Фолсона, — она держала дротик так, чтобы я мог видеть. — Кто мог использовать наконечник Фолсона, чтобы поранить собаку?

— Какой-нибудь ребенок, — ответил я. — Они — маленькие чудовища.

Она покачала головой.

— Ни один ребенок не мог знать, как установить этот наконечник. Да и вообще неизвестно, как это делать.

— Одеяло, пожалуйста, — сказал я.

Она положила дротик на стол и прошла в комнату. Вернувшись, она сложила одеяло и встала на колени, чтобы расстелить его в углу кухни.

Я опустил Боусера на подстилку.

— Держись, мальчик, мы тебя перевяжем. Не думаю, что порез очень глубок.

— Но, Эйса, ты не понимаешь. Или не слышал то, что я сказала.

— Слышал. Наконечник Фолсона. Десять тысяч лет назад использовался древними индейцами. Найден вместе с костями доисторического бизона.

— И не только это, — продолжила она. — Способ откола — это отметка доисторической технологии.

— Да, знаю. Мне не хотелось говорить об этом, но почему бы и не сказать? Боусер, видишь ли, это собака, путешествующая во времени. Однажды она принесла домой кости динозавра…

— Зачем бы это собаке были нужны кости динозавра?

— Не путай. Не старые кости. Не окаменелые. Не выветренные.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке