Клон по почте (3 стр.)

Тема

Он перевернул купон и начал что-то рисовать и быстро-быстро говорить. О клетках и хромосомах. Я слушал внимательно, но ничего не понял. Да и рисунки его ничем мне не помогли. Какие-то линии да крестики.

Тогда он выуживает из кармана двадцатипятицентовик.

- Что ты видишь? - спрашивает он.

- Четверть доллара.

- Нет. Я спрашиваю, что ты видишь на монете?

Там какие-то слова и профиль мужчины, похожего на Никсона, только волосы забраны в косу.

- Какой-то президент, - осторожно отвечаю я.

Он переворачивает монету:

- А теперь что ты видишь?

Тут уж ошибиться невозможно.

- Птицу.

- Джордж Вашингтон, - говорит он, вновь показывая мне профиль мужчины. - Американский орел, вновь передо мной птица. Господи, как хорошо, что я ничего не сказал про Никсона. - Нет ничего общего, не так ли?

От этих вопросов я занервничал.

- Нет, - неуверенно отвечаю я.

- Есть. Две стороны одной монеты. Так и мы с тобой разные стороны одной личности. - Он вновь крутит передо мной монету.

Вот теперь и вся эта чушь с хромосомами стала куда более понятной. Настроение у меня сразу улучшилось. Я уже собрался вновь поговорить с ним о работе, пусть он доходчиво объяснит, почему не может работать, если не работаю я, но из спальни появилась разодетая Мэрджин и сказала, что они с клоном пойдут в индейский лагерь, а я могу посидеть дома.

Они пропали надолго. Я несколько раз переворачивал двадцатипятицентовик и всякий раз видел на одной стороне одно, а на обратной - другое, так что решил, что он скорее всего говорил правду. Уже после четырех я вышел на крыльцо, чтобы посмотреть, не появились ли они. Не то чтобы я волновался. Мы же две стороны одной монеты, так что надо быть психом, чтобы не доверять второй своей половине.

Они все не шли, зато увидел я другое, отчего перепугался до смерти. У дома остановились два больших служебных автомобиля, из них вылезли четверо мужчин и направились к крыльцу. Четверо! Вэлфер обычно не посылает столько народу. Только в тех случаях, когда тебе хотят задать хорошую трепку за допущенные нарушения.

Они увидели меня, так что не имело смысла прикидываться, что дома никого нет. Они были в костюмах и не выглядели такими громилами, как сотрудники вэлфера, поэтому я остался на крыльце. И продолжал высматривать Мэрджин и моего клона. Очень уж хотелось, чтобы они побыстрее вернулись домой.

Двое мужчин встают у крыльца, сложив руки на груди, двое поднимаются по ступенькам. Один сует мне под нос листок бумаги.

- Видел такое рекламное объявление?

Черт, это же точная копия купона, на котором мой клон рисовал черточки и крестики два часа тому назад. Скорее всего он до сих пор лежит на кухонном столе. И на нем написаны мои имя, фамилия и адрес. Моим почерком, образец которого есть у вэлферов. Да уж, они загнали меня в угол.

- Мэрджин заставила меня заказать его, но она не знала, что правилами это запрещено. В инструкциях, которые нам давали в вэлфере, ничего такого нет. Да и читать она не очень-то умеет.

Два парня, что стояли внизу, что-то шепнули своим напарникам, и поднявшиеся на крыльцо полезли в карманы. Меня чуть кондрашка не хватила, прежде чем я понял, что они вытаскивают какие-то удостоверения. И суют их мне под нос.

- Почтовая служба Соединенных Штатов, - говорит один из них. - Отдел расследования почтовых афер. Ты посылал за клоном, который рекламировался этим объявлением?

Я внимательно просмотрел удостоверение, чтобы окончательно убедиться, что опасность миновала, но я и раньше понял, что они не вэлферы.

- Конечно, - отвечаю я. - Я просил прислать мне клон.

- И ты отправил двенадцать долларов и девяносто пять центов?

- Да. Вместе с прядью волос, чтобы они могли его вырастить.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке