Ключ от снега (Ключи Коростеля - 2)

Тема

Челяев Сергей

СЕРГЕЙ ЧЕЛЯЕВ

КЛЮЧИ КОРОСТЕЛЯ

Трилогия

КЛЮЧ ОТ СНЕГА

вторая часть трилогии "Ключи Коростеля"

КНИГА ПЕРВАЯ

ОСТРОВ-КОЛДУН

ГЛАВА 1

ЗОВ.

- Ну, вот и ещё один, - вздохнул Ян Коростель, указывая рукой на маленький земляной холмик, куда их вывела узенькая, вечно петляющая тропинка. - Что же здесь было?

Он обернулся к спутникам. Друиды только что выбрались из лесной чащи, где изрядно перепачкались в липкой паутине - неизменной спутнице всякой еловой поросли. Подойдя к могильнику, они увидели, что пригорок весь зарос жухлой травой и усеян порыжевшими сосновыми иголками. Эгле осторожно наступила на краешек холмика, но сухая почва не поддалась, или, может быть, просто дерн был ещё крепок.

- Если верить русинским и балтским летописям, - ответил Травник, друид, настоящее имя которого было Симеон, озабоченно оглядывая окрестности, - то было здесь настоящее побоище, и пролилось крови с обеих сторон немало.

И он жестом указал влево, туда, где чуть поодаль от тропинки возвышались ещё шесть или семь таких же невысоких холмиков.

- Свейские хроники, между прочим, утверждают, что победа тогда осталась за ними, - хрипло отозвался Збышек и тут же закашлялся - проклятый ветер в Юре все-таки его продул. Эгле покачала головой, словно хотела возразить молодому друиду, но промолчала.

- Трудно назвать победой свеев бой, в котором погиб цвет их Морской Стражи, - заметил Травник. - Если ты теряешь лучших и за тобой не остается поле битвы, то какая же это победа?

- И лучшие русинские витязи там полегли, - добавил Март.

- Поляне говорили, что в отрядах балтов, которые приняли первый бой на этом острове, русинских воинов было больше всех, - заметила Эгле и со вздохом добавила: - Больше всех их здесь и погибло...

- Да, тут лежит много народа, - согласился Травник. - Деревянный могильный знак-идол чудинов мы уже видели, помните, там, на холме? Русины кладут своих мертвых в курганы, этого же обычая придерживаются и северные поляне. Так что это, наверное, свеи или норги. А может быть, даже ильмы или саамы.

И он кивнул на другие холмики, которых теперь все больше открывалось взгляду.

- Словно и не остров это, а все равно как погост какой-то окаянный, пробормотал Коростель. Никто из друзей ничего ему не ответил, да и что было говорить - нужно было двигаться дальше.

Тропинка между тем потихоньку спускалась вниз, теряясь в глубокой и длинной лощине, поросшей чахлыми рябинами и невысоким густым ивняком, которым всегда зарастают и речные берега, и морские острова. Маленький отряд друидов шел сейчас не таясь, готовый к любой встрече, ведь у каждой тропинки всегда бывает свой конец. Даже на этом диком и безлюдном острове, который окружили со всех сторон суровые острые скалы и утесы, встающие у безлюдных берегов из холодной, свинцовой воды. Понемногу на смену земляным курганчикам и травяным холмикам стали попадаться и настоящие могилы с замшелыми похоронными камнями и плитами, испещренными корявой вязью имен и скупыми буквами и рунами заупокойных молитв.

Ян, Травник, Эгле и Март шли по острову уже второй день, все дальше и дальше уходя в глубь его густых, непролазных чащоб. Надежда догнать зорзов ещё на побережье острова умерла сразу же, едва только нос ветхой лодки, найденной Травником на материке за час до прилива, после суточного плаванья по неспокойным волнам коснулся гальки пенного побережья. Места тут были глухие, необитаемые, все сплошь бесконечные леса с редкими полянами и прогалинами, усеянными кустами дикой малины и так любящей тень ежевики, время которой ещё не пришло.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке