Подмена

Тема

---------------------------------------------

ПРОЛОГ

Прошедшая зима была для ребят безрадостной. На Байкал в Большие Коты в один день пришли три похоронки. Тимкин отец пал смертью храбрых под Ленинградом. Один на белом свете остался и Петька Жмыхин.

Петьку, Таню, Тимку и Шурку Подметкина вызывал начальник следственного отдела контрразведки капитан Платонов Владимир Иванович. Он вёл допрос немецкого агента Лаврентия Мулекова.

Выяснилось, что агент имеет второе задание: встретиться в тайге с бывшим колчаковцем Прокопием Костоедовым и проникнуть в лабиринт Гаусса. Присутствующий при допросе Петька Жмыхин воспользовался информацией агента и решил пробраться со своими друзьями в лабиринт. Об этом походе написана книга «Секрет лабиринта Гаусса». Поход едва не закончился трагически. Жмыхин, Котельникова, Булахов и Подметкин военным самолётом были доставлены в Большереченск, в госпиталь.

О дальнейшей их нелёгкой судьбе рассказывается в повести «Подмена».

ГЛАВА 1

Шурка Подметкин выглянул в коридор, но сразу отпрянул от двери и юркнул в постель:

— Идут!

Петька, Тимка и Таня натянули одеяла до подбородков, и на лицах изобразили блаженный вид. Сегодня профессорский обход, и Валентина Ивановна Ларина, лечащий врач, пообещала ребят выписать из госпиталя, если, конечно, профессор Корнаков разрешит. Тихо распахнулась дверь, и в палату вошла группа врачей. Шуркина кровать стояла прямо около двери, но профессор, хотя Шурка смотрел на него умоляюще, направился к Тимке.

— Ну, богатырь, как дела?

— Домой хочется.

— Сядьте-ка, я вас послушаю.

Он вытащил из кармана белую с золотым ободком трубку, прислонил к Тимкиной спине и, прищурив серые глаза, стал слушать.

Профессор прощупал у Тимки печень, заставил поднимать руки и ноги, стучал жёлтыми сухими пальцами по рёбрам и весело сказал:

— Ну, богатырь, завтра поедешь домой.

Щурка заёрзал под одеялом, кашлянул, но врачи не обратили на него внимания, и перешли к Петькиной кровати.

— Остаточные явления токсикоза, — тихо сказала Валентина Ивановна, — весёлым не бывает. Ест мало, приходится купировать глюкозой, — и добавила что-то по латыни.

Профессор пощупал Петькины мышцы, оттянул веки, посмотрел в глаза.

— Все хорошо, только есть, молодой человек, надо побольше, а грустить ни к чему. Через недельку-полторы выпишем. — Он погладил Петьку по голове и встал.

Теперь Шурка не сомневался, что будут смотреть его. Он откинул одеяло, по-боевому выпятил грудь и прикрыл глаза. А когда их открыл — врачи уже шли за ширму, где лежала Таня.

Шурка понял: его выписывать не собираются, и решил действовать. Он заскрипел пружинами, громко прокашлялся и сказал:

— Скоро обед и я опять съем все без остатка — Прислушался, из-за ширмы ни звука. Тогда он запел бравым голосом: — «Маленький синий платочек падал с опущенных плеч…» — И слегка стал присвистывать.

— Подметкин что-то неестественно себя ведёт — произнесла из-за ширмы Валентина Ивановна, — надо его подержать ещё недельку.

Шурка испугался, отвернулся к стенке и сделал вид, что спит. В коридоре проскрипела каталка, обожжённого танкиста везли на перевязку. Его танк подбили в Берлине, на подступах к рейхстагу.

Шурку тронули за плечо:

— Как жизнь, молодой человек?

— Спасибочки, хорошая.

— А то к стенке отвернулся, тоже какой-то угрюмый.

Шурка струсил, поэтому, когда профессор пощупал ему живот, нарочно захихикал.

— Что, щикотно?

— Просто я весёлый человек. Я и песни пою.

— Слышал, голос у тебя отменный, но я думаю, что ты для хитрости пел.

Профессор расписался в Щуркиной истории болезни и встал. Врачи пошли к выходу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке