Кость

Тема

Руслан Белов

У всех, как у всех, а со мной всегда что-то случается… Вот шел недавно на работу – осень была в самом своем мерзопакостном разгаре – и на перекрестке, на мокром от тающего снега асфальте, увидел кость. Обычную игральную кость, лежавшую единицей кверху. Другой бы мимо прошел, а я, сам не знаю почему, поднял ее, хотя разного народу шло рядом много, и делать это было довольно неловко. Пройдя перекресток, я пропустил попутчиков вперед и бросил кость на тротуар.

Почему я это сделал?…

Не знаю. Может, дела после недавнего разрыва с Верой, очень глупого, шли неважно, и настроение было неважным, осенним было, с перспективами на безоговорочную зиму, и хотелось убедиться, что все так и есть, и ничего иного в принципе быть не может.

В общем, кость была брошена, и выпала единица. Соглашательски покивав головой, я сунул находку в карман и потопал дальше. День, как обычно, прошел серо и тягуче, хотя дел было воз и маленькая тележка.

…Вечером, войдя в омертвевшую без Веры квартиру, я, как обычно, выложил все из карманов на тумбочку. Кость, звякнув об мелочь, легла единицей. Черное пятнышко, ее обозначавшее, смотрело, как сжавшаяся в точку жизнь.

Заинтригованный, я смахнул ее на пол.

И снова получил единицу.

Единицу, которая не лезла ни в какие ворота.

Постояв в растерянности, я поднял, покрутил недоразумение в руке – нет, все на месте. Увесистая шестерка, жизнерадостная пятерка. А также двойка, и тройка, и четверка – кость по всем параметрам выглядела ординарной.

– Может, эксцентричная, шулерская?! – мелькнуло в голове. – Ну да, скорее всего, так…

Чтобы укрепиться во мнении, хотел кинуть еще, но тут позвонил сосед:

– Перекурим?

– Самое время.

На лестничной площадке, после обмена обычными вопросами, я наплел ему что-то, и попросил бросить кость.

Он бросил, и выпала тройка.

Сосед по всем параметрам был троечник. И жена у него была троечница, не говоря уж о сыне, даже на заборах писавшем на тройку. А я, значит, ничего, кроме единицы, не заслуживаю. Что ж. Похоже на правду. Сермяжную, домотканую, кондовую.

Дома бросил еще раз. Чтоб подвести черту.

И подвел. Жирную. Средним арифметическим из четырех бросков за день вывелась твердая единица, причем безо всяких периодов и остатков.

Если бы не чувство юмора, я бы, наверное… Ну, в общем, чувство юмора не подвело, и я засмеялся. И смеялся несколько дней подряд. На улице, на работе, в общественном транспорте. Смеялся на улице, в который раз вынув из кармана кость с единицей на верхней грани, в офисе и в метро по этому же поводу.

В офисе еще предлагал сотрудникам бросить по разу. Сказал: судьбу эта кость предсказывает и что-то вроде места в жизни.

Сотрудники отказались. Ну, понятно, кому это надо, чтобы все – и начальники, и подчиненные – знали, туз ты или шестерка. Особенно на службе, на самой что ни есть капиталистической.

И вот, на третий или четвертый день после того, как кость, образно выражаясь, пала на мою голову, пошел я с работы дальней дорогой. По серым сумеречным бульварам. Пошел, своей единицей к земле придавленный. И где-то на середине пути, на Страстном, в укромном уголке, увидел парочку.

Увидел, остановился, стал смотреть.

…Как они целовались! Не петтингом занимались, как сейчас говорят, не напоказ, а как-то нежно, по-правдашнему. Толкнуло что-то, подошел, когда, конечно, они друг от друга оторвались и в стороны глядели, румянцы прохладой остужая. Подошел, извинился, и девушку ватным голосом спросил, не хочет ли она кость мою испытать, которая ближайшее время характеризует, перспективы, так сказать, на будущее определяет, примерно как швейцарские часы время.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке