Опасный сюрприз

Тема

Ильичёв Валерий Аркадьевич

Ильичёв Валерий Аркадьевич

Глава I. Кровавый улов.

Люк и Наждак вылезли через маленькое окошко на крышу и некоторое время постояли, привыкая к высоте. Соседние дома, словно бесстрастные свидетели, взирали на них. Пока им ничего не угрожало: появление двух парней на крыше можно было объяснить проведением срочных ремонтных работ. Решив, что можно наконец приступать к делу, тощий, небольшого роста Люк кивнул своему напарнику:

- Давай, Наждак, крепи веревку, я готов.

Наждак начал обвязывать толстую пеньковую веревку вокруг железных прутьев ограды над краем бездны. Люк снисходительно наблюдал за приятелем. Он знал, что Наждак страшно боится высоты. Для него подойти к краю крыши уже было подвигом. И Люк не мог отказать себе в удовольствии заставить того помучиться и в полной мере оценить его, Люка, удаль и бесстрашие. Но и он, сам каждый раз перед опасным спуском испытывал волнение и только рисовка перед трусливым подельником помогала ему преодолеть собственную неуверенность.

Наждак завершил свою часть работы. Люк подошел к краю и с полминуты смотрел вниз на кажущийся бесконечно далеким грязно серый асфальт. Когда легкое головокружение прекратилось, он, убедившись в надежности закрепленной Наждаком веревки, ухватился за нее и, обвив ногами начал осторожно спускаться. Встав на ограду балкона, он несколько мгновений побалансировал на узком железном поручне, спрыгнул на бетонный пол и отпустил веревку. Взглянув на окно, довольно усмехнулся: широкая форточка была открыта. Подтянувшись, он просунул ноги, затем протиснул туловище и голову и очутился на кухне. Постоял, прислушиваясь. В квартире царила тишина. Люк осмотрелся: на кухонном столе стояла недопитая бутылка водки, две стопки и тарелки с нехитрой закуской. Пахло селедкой и луком.

Пировали, судя во всему совсем недавно: селедка еще не засохла, и хлеб не зачерствел. Он заметил на столе тяжелый из белого металла портсигар: "Может быть эта штучка - серебряная, - подумал Люк и положил первый свой трофей в нагрудный карман. Не без опаски сделал несколько шагов вперед и заглянул в комнату. Там никого не было. Он осмелел. Первым делом Люк обследовал сервант. Обнаружив в цветастом чайнике свернутые в трубочку деньги, Люк усмехнулся: "Все эти домохозяйки мыслят одинаково и прячут деньги либо в посуду, либо в шкаф под белье. Надо будет заглянуть туда".

Он приоткрыл шкаф и на второй полке под стопкой мужских рубашек обнаружил купюру в пятьдесят долларов.

"Не густо. Придется прихватить еще и вещички".

Вытащив с антресолей большую спортивную сумку, Люк начал запихивать в нее все, что легко можно будет продать: маленький радиоприемник, три вазы, часы, коробку с новыми женскими туфлями и золотые украшения, лежавшие на подзеркальнике. Больше брать было нечего, и он направился к балкону.

Почему Люк вдруг остановился и решил заглянуть в ванную комнату, он и сам не мог объяснить: вряд ли там могло оказаться что-нибудь ценное. Но повинуясь безотчетному влечению, он открыл дверь и замер от ужаса: в ванне в луже крови лежали две руки, нога и голова мужчины. Полуоткрытые глаза убитого казалось, выражали недоумение: почему он, такой сильный и здоровый мужик, вдруг оказался в столь нелепом разобранном виде? И Люку почудилось, что этот полный упрека взгляд обращен именно к нему. Еле сдержав готовый вырваться из груди крик, выбежал на балкон и дернул веревку, сигнализируя Наждаку. Перекинув сумку с вещами через плечо, Люк едва успел ухватиться покрепче за веревку, как сильный, привыкший с детства к тяжелым сельским работам Наждак начал рывками поднимать его.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке