Ex Machina

Тема

Каттнер Генри

ГЕНРИ КАТТНЕР

Пер. с англ. Н. Гузнинова

- Идею мне подсказка бутылка с надписью "Выпей меня" неуверенно произнес Гэллегер. - В технике я ничего не смыслю, разве что когда напьюсь. Не могу отличить электрона от электрода, знаю только, что один из них невидим. То есть, иногда отличаю, но бывает, путаю. Семантика - вот моя главная слабина.

- Твоя главная слабина - пьянство, - откликнулся прозрачный робот, со скрипом закидывая ногу на ногу. Гэллегер скривился.

- Ничего подобного. Когда я пью, голова у меня работает нормально, и только протрезвев, я начинаю делать глупости. У меня техническое похмелье. Настроение в жидком виде вытекает у меня через глаза. Верно я говорю?

- Нет - ответил робот, которого звали Джо. - Ты просто разнюнился и ничего больше. Ты включил меня только для того, чтобы было кому поплакаться в жилетку? Я сейчас занят.

- Занят? Чем же?

- Анализом философии. Вы, люди, уродливые создания, но идеи у вас бывают превосходные. Ясная логика чистой философии была для меня настоящим откровением.

Гэллегер буркнул что-то о вредном излучении, похожем на алмаз, и продолжал плакаться, потом вспомнил бутылку с надписью "Выпей меня", а та в свою очередь напомнила ему об алкогольном органе, стоящем возле дивана. Гэллегер, пошатываясь, побрел через лабораторию, огибая пузатые предметы, которые могли бы быть генераторами - "Чудовищем" и "Тарахтелкой" - не будь их три штуки. Эта мысль мгновение поплескалась в его мозгу. Кстати, один из генераторов все время на него таращился. Гэллегер отвернулся, упал на диван и принялся манипулировать ручками. Несмотря на все старания, в его пересохшее горло не вытекло из трубки ни единой капли алкоголя, он вынул изо рта мундштук и приказал Джо принести пиво.

Стакан был полон до краев, когда он подносил его к губам, но опустел прежде, чем он успел сделать хотя бы глоток.

- Очень странно, - сказал Гэллегер. - Я не готов к роли Тантала.

- Кто-то выпивает твое пиво, - объяснил Джо. - А теперь оставь меня в покое. Мне пришло в голову, что если я овладею основами философии, то смогу еще полнее оценить свою красоту.

- Несомненно, - ответил Гэллегер. - Пшел прочь от зеркала. А кто выпил мое пиво? Маленький зеленый чертик?

- Маленькая коричневая зверушка, - невразумительно объяснил Джо и вновь повернулся к зеркалу, не обращая внимания на разъяренного Гэллегера.

Бывали минуты, когда Гэллоуэй Гэллегер мечтал связать Джо и уничтожить его, облив соляной кислотой. Но вместо этого он налил себе еще стакан пива. Впрочем, с тем же результатом.

В ярости вскочил он на ноги и налил себе содовой. Вероятно, маленькая коричневая зверушка любила этот напиток еще меньше, чем он сам: вода не исчезла. Уже не так мучимый жаждой, но по-прежнему ошеломленный Гэллегер обошел третий генератор со светло-голубыми глазами и угрюмо осмотрел инструменты, валявшиеся на лабораторном столе. Еще там стояли бутылки, полные подозрительных жидкостей, явно безалкогольных, но этикетки говорили ему либо мало, либо вообще ничего. Подсознание Гэллегера, освобожденное накануне алкоголем, пометило их, чтобы облегчить опознание, но поскольку Гэллегер Бис, хоть и был гениальным изобретателем, мыслил довольно странно, этикетки ничем не могли помочь. Одна из них сообщала: "Только кролики", другая спрашивала: "Почему бы и нет?", а третья извещала: "Рождественская ночь".

Кроме этого там громоздилась сложная конструкция из колесиков, шестеренок, трубок и лампочек, подключенная к сети.

- Cogito ergo sum[1], - тихо пробормотал Джо. - Если мне никто не мешает. Гмм...

- Что ты там болтал о маленькой коричневой зверушке? поинтересовался Гэллегер.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке