Шляпа инспектора

Тема

Булатникова Дарья

Булатникова Дарья

Нудный мелкий дождь сыпался с неба, вызывая сожаление о забытом дома зонтике.

Инспектор Торранс наклонился над телом и поморщился -- слишком знакомой была картина. Убитый лежал ничком, ворот рубахи практически оторван, голова повернута так, что был виден только затылок с двумя трогательными макушками среди темных, слегка вьющихся волос. Говорят, что две макушки -- признак редкой удачливости. М-да, счастливчик... На испачканной землей бледной шее отчетливо выделялись четыре аккуратных дырочки, четыре запекшиеся ранки, и вокруг них -- сине-багровая гематома.

Номер тринадцатый.

-- Всё, забирайте его, ребята, он ваш, -- устало махнул рукой инспектор. Потом вздохнул и покачал головой. -- Где Мартин?

Из-за мокрых кустов появился высокий мужчина в длинной черном плаще и глубоко надвинутой на брови шляпе. Фетр серебрился микроскопической дождевой пылью. Инспектор снова поморщился. Мартин Ланц ему категорически не понравился ещё во время их первой встречи, три месяца назад. Не нравился и до сих пор. Слишком они были разные -- увалень-полицейский, всю жизнь разыскивавший воришек и убийц, и картинно-мрачный Мартин Ланц, агент элитной группы V-16. Если бы не строжайшие указания начальства, послал бы инспектор Торранс агента Ланца куда подальше. Ан нет, должен терпеть, называть, словно близкого приятеля, Мартином и повсюду таскать с собой. И ради чего? Никакой пользы от него нет, путается под ногами, вмешивается в расследования. Да ещё эта комната... И почему для расследования этих странных убийств выбрали именно его, Тэда Торренса?

-- Мерзкая погода, -- зачем-то грустно сообщил инспектор. Мартин в ответ кивнул. Оба проводили взглядом пластиковый мешок с трупом, который уже грузили в фургон. -- Надеюсь, ты доволен?

-- Погодой? -- удивился агент Ланц.

-- Нет, новым объектом, -- инспектор поймал себя на том, что слишком часто морщится, и пожал плечами. И плечами он слишком часто пожимает. Проклятье! Никогда не думал, что у него есть нервы. А они есть, черт их раздери!

-- Объектом доволен, -- невозмутимо ответил Ланц. Потом зачем-то подошел к стене дома и провел рукой по полированному граниту цоколя. Осевшая на стене морось оставила на красновато-буром камне мокрые полосы. Ланц брезгливо стряхнул с пальцев капли воды.

-- Доволен, -- повторил он и улыбнулся. На тонких губах агента улыбка выглядела неумело нарисованной и до предела искусственной. Хотя улыбался он совершенно искренне, радовался новому мертвецу. Тьфу!

Торранс молча зашагал по дорожке к машине. Его шляпа была старой, и фетр давно утратил способность отталкивать влагу, так что слегка старомодный головной убор инспектора изрядно промок, и с его полей противно капало. По небу неслись черные клочковатые облака, ветви деревьев уныло покачивались. Конец сентября, ненастье, серийные убийства, тошнотворный тип из V-16... И никакого просвета. Сейчас они поедут в офис, так нейтрально называется это место -- офис. Единственное, на что можно рассчитывать, это какой-нибудь маленький бар по дороге, где удастся торопливо проглотить стаканчик дрянного виски, чтобы не заработать простуду.

Сержант Сэм Откинс проводил шефа сочувственным взглядом: с тех пор, как появился агент Ланц, инспектор выглядел удрученным и непривычно нервным. И это старина Торранс по прозвищу Ленивый Гризли... Куда катится мир?!

Инспектор Тэд Торрранс коротал промозглый вечер в офисе за новеньким письменным столом, читая собранные к этому времени данные об убитом. Итак, Уильям Бирс, двадцать пять лет, холост, сын вполне обеспеченных родителей, окончил престижный университет и работает...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке