Следы на стене

Тема

Абоян Рафаэль

Рафаэль Абоян

Светка жила далеко. Даже слишком далеко, учитывая, что утром в девять мне надо было быть на занятиях.

В тот день мы пошли в кино на последний сеанс.

Картина оказалась так себе, зал был почти пустой и, пересев на последний ряд, мы почти весь фильм целовались.

Пока мы дошли до Светкиного дома, пока долго прощались...

Трамваи уже не ходили, такси через весь город мой бюджет явно не выдерживал, пришлось пойти пешком.

Весна уже заявила о себе, но ночью было довольно прохладно. Я поднял змейку куртки до упора вверх и быстро зашагал по самому краю тротуара. Когда-то так ходить меня учил мой дедушка. Его молодость прошла в то время, когда расплодившиеся "Черные кошки" и "Кровные братья" нападали на одиноких прохожих из подворотен, грабили и даже убивали. Тогда увеличение расстояния между собой и местом возможной засады имело смысл, нго на моей памяти не было случая, чтобы в нашем городе ночью на кого-нибудь напали.

И все-таки ночью одному на мрачных пустынных улицах мне стало не по себе и, вспомнив совет деда, я им воспользовался.

Узкие кривые улочки, обсаженные липами и каштанами, сильно петляли Средневековые дома украшенные лепкой и причудливыми скульптурами, величественные днем, ночью казались мрачными и зловещими.

Я старался думать о чем-нибудь веселом, но тревога почему-то росла, она волнами наплывала на меня, заставляла беспокойно оглядываться, обходить рекламные тумбы и вздрагивать, услышав любой шорох.

Тревога перешла в панику, когда я вдруг услышал частый стук каблуков. Звук метался в ночи подобно пулеметной очереди, казалось, он слышен со всех сторон. В страхе я вбежал в темный подъезд и прижался к стене.

Стук каблуков приближался.

В подъезде, где я спрятался, было темно, метрах в двадцати тускло светил уличный фанарь.

Парень я далеко не робкий, но в этот момент страх парализовал меня. В слабо освещенном пространстве я увидел силуэт бегущей девушки. Ее настигал высокий, на голову выше ее парень, одетый явно не по сезону - в шорты и рубашку с короткими рукавами.

Парень схватил ее за плечи, рывком повернул к себе и на секунду замер, словно вглядываясь в ее лицо, затем, дико вскрикнув, оттолкнул и бросился бежать.

Девушка некоторое время смотрела ему вслед, а затем поправила блузку и спокойно вошла в подъезд, где я прятался. В темноте я не мог ее разглядеть, но знал, что она прошла совсем рядом.

Каблучки теперь стучали вверх по лестнице. Чуть позже раздался скрип открываемой двери, и все стихло.

Страх отпустил меня, и я уже собрался уйти, когда мое внимание привлек слабый свет, струившийся сверху.

Влекомый любопытством, я стал осторожно подниматься. Свет становился ярче. Наконец я дошел до площадки последнего, четвертого этажа. Прямо напротив лестницы зияла распахнутая дверь, откуда и шел свет.

Мне вновь стало страшно, но что-то изнутри вынуждало собрать все мужество и дойти до конца.

Осторожно, бочком, я подошел поближе и заглянул внутрь: сразу же за дверью находилась небольшая комната, посреди которой стоял грубо сбитый из неструганых досок стол. На краю стола в подсвечнике из блестящего металла горела свеча. Пламя свечи было ровным, но тени от него метались по стене, притягивая, не давая отвести взгляд в сторону. В дрожащем свете свечи я увидел на противоположной стене следы каблучков, исчезающие на потолке.

Борясь с липким страхом, я переступил через порог и приблизился к столу Возле подсвечника лежал человеческий череп. И вдруг я успокоился Черепом меня не испугать. За моими плечами - курс мединститута, через неделю зачет по анатомии. Я взял череп, внимательно осмотрел и положил на стол. Огляделся.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке